Психологические портреты авторов Нового Завета
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум
Николай Михайлович Карамзин Н.М. Карамзин Мартин Лютер Мартин Лютер Ганс Христиан Андерсен Г.Х. Андерсен Жан Кальвин Жан Кальвин Джузеппе Гарибальди Дж. Гарибальди
Валентин Пикуль Валентин Пикуль
(Евнг. от Матфея)
Александр Блок Александр Блок
(Евнг. от Марка)
Констанин Эдуардович Паустовсккий К.Э. Паустовский
(Евнг. от Луки)
Валерий Брюсов Валерий Брюсов
(Евнг. от Иоанна)
Владимир Владимирович Маяковский В.В. Маяковский
(Посл Св. Павла)


Идея монотеизма и Россия. Корреляция истории развития

Почему так важно идентифицировать авторов Евангелий

      При анализе творчества любого писателя большое внимание критиков всегда уделяется личности самого писателя. В соответствии с христианской традицией считается, что Евангелия являются "словом Божиим", то есть литературой, которая была "продиктована" её автору "свыше". Таким образом, оказывается, что личность самого автора оказывается второстепенной и основательно цитируя четыре первоисточника Нового Завета, теологи и последователи Христианского учения совершенно задумываются о том, что по своей сути представляли собой реальные люди, которые написали тексты четырёх Евангелий.

      В книге Достоевского "Братья Карамазовы", старец Зосима немедленно был низведён из ранга святых в обычные смертные только благодаря тому, что "провонял" после смерти. Личность в религиозном догматизме оказывается враждебной самой идее создания и поддержания дееспособного культа. Так, создатель советского государства Владимир Ленин, после того, как был создан его культ, оказался совершенно не нужным человеком и его смерть оказалась очень удачной и своевременной для Иосифа Сталина.

      Если слушать песни Владимира Высоцкого или читать стихи Сергея Есенина, то несомненно, можно сказать, что они представляют собой высочайшее произведение искусства, но как только оказывается, что Высоцкий умер от наркомании, а Есенин повесился на почве алкоголизма, то всё творчество этих людей оказывается немедленно низведённым с астрономических высот до уровня просто "талантливого человека".

      До тех пор, пока Ленин был поднебесным символом, на авторитете которого базировалась коммунистическая идеология, всё было "нормально", но как только он предстал в своём реальном "человеческом" свете, то весь его авторитет, а вместе с ним и авторитете коммунистического учения приказали долго жить. До тех пор, пока культ чего-либо лежит строго в идеальной, сказочно-былинной области, то он может чувствовать себя очень привольно и не бояться за свою жизнь, но как только возникает возможность невероятного события, когда возникает возможность объективно рассмотреть все сказочные события с реальной исторической точки зрения, тогда у "идеологии веры", немедленно возникают серьёзные проблемы.

      Очевидно, пока не было физической возможности доказать или опровергнуть факт вращения Земли вокруг Солнца, то очевидно служители "веры" могли совершенно спокойно репрессировать тех, кто не согласен с "верой". Как только появляется реальная возможность "доказать" некоторое положение, то это приводит к непременному разрушению "веры" и возникновению "знания". С развитием последовательного объективного научного подхода, который отрицает понятие "веры", как способ познания мира, для "веро-идеологов" остаётся всё меньше и меньше места для того, чтобы проявить свою силу.

      Если атеист и теолог начинают разговор с примитивного вопроса: "Верите ли вы в бога?", то оказывается, что истинность или ложность существования какого-либо понятия или объекта оказывается базирующимся на некоторых исходных предпосылках, которые нужно принять без доказательства и после чего строить на этом фундаменте свою систему. Это совершенно нормальный научный подход, но если взятые в исходном положении аксиомы не могут корректно вписываться в современную науку, то такие системы не могут продолжать своё существование. Если в соответствии с теологами существует некоторое понятие, которое является основой системы, следовательно, это понятие должно органически вписываться в общее мировидение и быть частью общей науки о мире. Очевидно, что если будет описаны с объективной научной точки зрения свойства объекта соответствующего теологическому "богу", то вопрос "Верите ли вы в бога" попросту потеряет свой смысл. Окажется, что ни во что верить не нужно, а нужно найти правильный ключ к познанию объективного мира и изучить его свойства. Тогда понятие "верю", превратится в понятие "знаю".

      Исходя из наличия очень сильной корреляции между историей развития России и историей развития иудаизма и христианства можно сделать определённые выводы о наличии некоторых явлений, которые могут позволить изучать некоторые свойства нашего мира, которые до недавнего времени были доступны только теологам и богомазам. Русская Революция 1917 года оказывается коррелирующей с возникновением Христианства в первом веке нашей эры. Два самых известных основателя Христианства - Пётр и Павел оказываются соответствующими писателю Максиму Горькому и создателю государственной системы партии Ленина-Сталина, Иосифу Сталину. В качестве Мессии, очевидно, выступает Владимир Ильич Ленин.

      Поскольку многие участники Иудейской истории, которая легла в основу для создания оказались в соответствии с гипотезой проекта Старая Индийская Защита, вовлечёнными в события русской истории и революции, то совершенно необходимо предположить, что и авторы четырёх евангелий также должны были каким-то образом проявить себя в этих событиях. Если речь идёт о создании Новейшего Завета, то есть некого объективного научного исследования, проведённого самой Природой для того, что объяснить людям принципы функционирования мира при этом не заставляя их ни во что верить, я доказать совершенно объективно, без вовлечения авторитетов и с последовательной, научной точки зрения, то ясная и прямая демонстрация того, кто и как написал все четыре Евангелия, является одной из самых важных задач.

      Невозможно идти вперёд в развитии, если остался хотя бы один невыясненный вопрос из прошлого, всё должно быть кристально чистым и ясным. Для того чтобы объяснить смысл и историческое значение произведения Нового Завета, совершенно необходимо, прежде всего, начать с описания психологического портрета всех писателей, которые оказались вовлечёнными в этот проект. Если каждая часть Нового Завета в действительности была написана под лёгким гипнозом у Разумной Природы, то каждого такого писателя можно назвать "пророком по определению". Личные качества каждого такого человека оказались непосредственно отражёнными в их творениях и создавшими общую "окраску" произведения.

      Согласно последовательным научным исследованиям, например Руслана Хазарзара, необходимо признать, что все Евангелия были написаны не менее чем через 50 лет после Иудейских событий и, следовательно, ни один из авторов Евангелий не был свидетелем этих событий. Эти источники были написаны исходя или из протоисточников или по "истине, которую передают изустно". Таким образом, ни один факт, о котором упоминают Евангелия нельзя считать достоверным. Эти положения являются "негативным утверждением", то есть они ничего не доказывают, а только показывают, что ничего нельзя сказать с полной достоверностью.

      Для описания психологических портретов каждого из авторов Евангелий, необходимо отметить следующее. Все эти люди были "революционно настроены", то есть совершенно нормально могли принять "новую идеологию", которая должна была "перевернуть весь мир". По аналогии с русской революцией 1917 года, они должны были очень хорошо "принять" эту революцию и встать среди её первых рядов. Если Разумная Природа "избрала" именно этих людей для выполнения своей задачи написания Нового Завета, то это должны были быть люди достаточно талантливые, чтобы значительно выделиться в окружающей их среде и занять достойное место в истории русской культуры.

      Некоторые очень тонкие наблюдения и корреляции могут помочь идентифицировать этих людей. Если Разумная Природа сознательно поместила этих людей в самое пекло российских событий, то она должна была как-то предусмотреть возможность их однозначной идентификации. Тема создания "посланий Павла" имеет особое значение и поэтому она рассмотрена в отдельной статье: "Роль Маяковского в создании Христианской организации". Так как же именно должны были распределиться роли и в качестве кого должны были выступить создатели первоисточников Христианства?

Валерий Брюсов. Автор евангелия от Иоанна

      Самым простым является автор четвёртого Евангелия, Иоанн. Необходимо сразу подчеркнуть и это отмечается многими исследователями Нового Завета, что тот "Иоанн", который написал этот документ, не является тождественным с тем человеком, кто написал "Откровение Иоанна". Два эти источника имеют диаметрально противоположные направленности. "Откровение" представляет собой про-иудейское произведение направленное практически против Христианства и его автор является по существу "апостолом гнева и мщения". В соответствии с гипотезой проекта Старая Индийская Защита, его автором был никто иной, как тот же самый актёр, который сыграл "пророка Исайю", а впоследствии и русского поэта Лермонтова.

Ах, как мне хочется смутить весёлость их
И бросить им в глаза железный стих
Облитый горечью и злостью.

      М.Ю. Лермонтов "Как часто, пестрою толпою окружен..."

      Автор четвёртого Евангелия наоборот является открытым антисемитом, для него иудей равносилен "врагу Бога". Именно его Евангелие начинается известной фразой с сомнительным смыслом "Вначале было слово". Подход, который обозначает власть и силу слова над фактом, называется "символизм". У Иоанна именно "слово становится плотью". Всё действие евангелия от Иоанна происходит в неком символическом гиперпространстве неопределённых символов и понятий, когда символ бога отождествляется с понятиями и живыми людьми. Руслан Хазарзар говорит, что искренность и ясность изложения первых трёх евангелий превращается здесь в "тёмную гнозу речей". Он также утверждает, что Иешуа, который предстаёт в этом источнике постоянно занимается себяславием и поэтому он, при каких обстоятельствах не смог бы собрать вокруг себя так много друзей. Такой человек был бы воспринят за авантюриста или за сумасшедшего. Иешуа четвёртого евангелия лишён всех человеческих черт.

      Лидером русского направления в поэзии, которое примерно так же относилась к слову и событию был Валерий Брюсов, и такое направление назвалось "Символизм". Для символистов, реальный предмет или событие имели второстепенное значение. На первое место выходило слово и отражение событий и предметов в словах. Если сравнить символизм в поэзии с классическим Пушкиным, то реальные картины, обозначенные прямыми и ясными словами, заменяются на "заумь", за которой, тем не менее, может стоять значительно более широкий спектр реальных ситуаций, чем если это выражается в конкретных понятиях. Для сравнения:

У Пушкина:

Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком.
"Кабы я была царица, -
Говорит одна девица, -
То на весь крещеный мир
Приготовила б я пир".
"Кабы я была царица, -
Говорит ее сестрица, -
То на весь бы мир одна
Наткала я полотна".
"Кабы я была царица, -
Третья молвила сестрица, -
Я б для батюшки-царя
Родила богатыря".

У Брюсова:

Я вам поведал неземное
Я всё сковал в воздушной мгле
В ладье топор, в мечте герои
Так я причаливал к земле

Скамья ладьи полна от крови
Моей растерзанной мечты
Но в каждом доме, в каждом крове
Ищу я гордой красоты

Я виду ваши девы слепы,
У юношей безогнен взор
Назад, во тьму, в глухие склепы
Вам нужен бичь, а не топор

И вскоре я расстанусь с вами
И вы увидите меня
Вон там, за дымными горами
Летящим в облаке огня.

      Совершенно ясно, что Пушкин говорит о вполне конкретных понятиях: о трёх девицах, о царе, о конкретном разговоре между конкретными людьми. Брюсов в своём стихотворении говорит о совершенно отвлечённых понятиях. Его понятие "топор" не имеет ничего общего с реальным физическим "топором". Здесь слово "топор" выступает в качестве символа для обозначения отвлечённого понятия. Что может обозначать понятие "топор" у Брюсова? Например, человек предлагает кому-то новую идеологию или теорию, которая может значительно улучшить жизнь этих людей, но ввиду их косности и ограниченности, оказывается, что попытка помочь людям наталкивается на враждебность и непонимание. В результате, герой стихов Брюсова полностью прекращает всякие попытки помочь этим людям.

      Для того чтобы очень наглядно понять основную идею символизма, можно провести прямую аналогию с теорией программирования. Если в процессе написания программы использовать сами объекты, как они есть, то написанная программа будет не очень хорошей, поскольку каждый объект будет обозначать всего лишь один объект. Если же пользоваться продвинутой символьной техникой, то даже такое понятие, как "функция" в языке "С" может быть передана "по указателю", то есть символьно. Символьная передача функции предполагает, что таким образом может быть реально определено очень много разных функций и какая именно функция будет использована, зависит от логики программы.

      Человек, который очень хорошо понимает, что такое "символизм" должен на языке программирования очень сильно защищать язык "С++", который полностью построен на определении отвлечённых, символьных понятий структуры кода. Реальная имплементация, реального кода, то есть реальных объектов в таком подходе носит второстепенное значение. Главный символист русской литературы, научившись программировать, вполне мог бы стать одним из самых продвинутых программистов символьного языка "С++".

      Качество стихов или фантастических произведений, написанных в символьном виде, является аналогией качества символьного определения в языке "С++" и если человек предрасположен к символьному видению мира, то совершенно не имеет значения как именно он может проявить свой талант. С одинако высоким качеством, он может написать Евангелие, где "вначале было слово", после чего стать самым знаменитым символистом, поставив "слово" во главу всей поэтической идеологии, а после этого заняться обучением символьного программирования на продвинутых компьютерных языках, где главным является уже "компьютерное слово" и указатели на безликие и абстрактные объекты для наибольшей гибкости логики компьютерной программы.

      Если автор четвёртого евангелия, Иоанн проявил себя во времена русской революции, то этот человек, без всякого сомнения, мог быть только Валерий Брюсов. Этот человек совершенно нормально принял революционное мировоззрение Ленина и активно включился в создание нового мира. Его поэзия и проза носила часто фантасмагорический символьный сюрреалистический характер, очень напоминающий "по духу" четвёртое евангелие "от Иоанна". Значительное место в творчестве Брюсова занимала также просто фантастическая литература.

Валентин Пикуль. Автор евангелия от Матфея

      Главной отличительной особенностью евангелия от Матфея, как отмечают различные исследователи Нового Завета включая и Руслана Хазарзара, является то, что это "Еврейское евангелие". Если Христианство в целом и основная часть Евангелий в частности достаточно интернациональны и предназначалась для широкого использования в разных странах и культурах, то евангелие от Матфея, по крайней мере, первоначально использовалась в среде иудеев и предназначалась для евреев.

      Сама идея "Мессии", как её понимали евреи, была направлена в частности для того, чтобы значительно улучшить их жизнь, защитить от экспансии Рима, сделать реальными античные предсказания. В результате Иудейских историй, евреи не только получили какие-то преимущества, но наоборот получили очень серьёзные проблемы вплоть до разрушения Второго Храма и уничтожения Иудейского государства. Не смотря на это, автор евангелия от Матфея, настроен очень патриотически по отношению к классическому иудейскому самосознанию.

      Матфей считает Иерусалим "святым городом" (Мф.4:5), а Храм - священным местом (Мф.23:17);. Никакое евангелие не указывает так же точно, как Иешуа относился к Торе, к иудейским обрядам и сектам (Мф. 5:18). Ни в одном евангелие Иешуа не называется так часто "сыном Давидовым". Именно в евангелие от Матфея, очень однозначно подчёркивается, что Иешуа пришёл для не для того, чтобы нарушить, но для того, чтобы исполнять закон (Мф.5:17); В одном случае, (Мф.15:21-28): долго отказывается помочь язычнице потому, что он "послан только к погибшим овцам дома Израилева" и, наконец, нисходит к ее просьбе в виде исключения.

      Рассматривая историю русской революции можно предположить, что человеком, который играл роль автора евангелия от Матфея, был известный писатель Валентин Пикуль. Изо всех писателей советского периода, он один был настроен очень национально и значительно превозносил Россию и русскую историю. Как следует из Нового Завета, Матфей первоначально был сборщиком налогов, то есть государственным служащим, но в результате Иудейских историй переквалифицировался в писателя. Аналогично, Валентин Пикуль вначале служил на флоте и только впоследствии переквалифицировался на писателя.

      Поскольку, он был писателем не по образованию, а по призванию и техника его произведений часто была недостаточно гладкой и лишенной абсолютной исторической правды, Валентин Пикуль не был признан ни в кругах профессиональных писателей, ни профессиональных историков. Тем не менее, это не помешало ему стать одним из самых популярных писателей в широких народных кругах. В настоящее время книги Валентина Пикуля являются одними из самых популярных книг, написанных в советский период.

Константин Паустовский. Автор евангелия от Луки

      Евангелие от Луки является самым "земным". Этот источник отличается от других тем, что представляет собой простой рассказ о некоторых событиях из обычной жизни, которые, тем не менее, носят некоторый оттенок чудес и имеющий трагический конец. Иешуа в евангелии от Луки, простой человек, который, тем не менее, обладает некоторыми особенными, волшебными свойствами.

      Прямым кандидатом на Луку в русской истории является Константин Паустовский, который по предположению проекта Старая Индийская Защита, в прошлом играл также роль самого известного сказочника в мире, Ганса Христиана Андерсена, о чём говорит чёткая аналогия стиля и настроения Андерсена и Паустовского.

      Главной особенностью стиля сказок Андерсена, является то, что все его сказки происходят в реальном мире. Это принципиально отличается от мира Брюсова, когда действие происходит в виртуальном символьном пространстве. Если речь идёт о Дюймовочке, Русалочке или Снежной Королеве, то все предметы вполне реальны и однозначны. Русалочка - это реальное волшебное существо, которое живёт в реальном море и встречается с реальным принцем. Волшебство в сказках Андерсена всегда вторично, что делает его сказки очень простыми и доступными для прочтения.

      Константин Паустовский совершенно реалистичный писатель, который всю жизнь пытался найти сказку в реальной жизни советского общества. Он не делал сказку былью, но старался быль сделать сказкой. Очень значительное место в жизни Паустовского занимает жизнеописания разных людей. Именно ему принадлежат одно их самых психологически точных жизнеописаний Исаака Левитана и Александра Куприна.

      Если сконцентрироваться на идеологической позиции Паустовского, то окажется, что он совершенно не воспринимал реального смысла, который стоял за марсизмом-ленинизмом. Для Паустовского вся идеология советского образа жизни была только музыка, в которой он ловил только общее настроение и жил этим настроением, совершенно не обращая внимание на то, что кроме простого вдохновения там есть ещё и слова. Для Паустовского не существовало ни ГУЛАГ-ов, ни расстрелов, ни крови, ни безобразия войны. Он смог в советское время объездить половину Европы и долгое время жить вне России, как Горький на Капри.

      Очень характерным примером в этом отношении является современный исполнитель Михаил Щербаков. Все его песни проникнуты глубочайшим настроением, характерным для общего бардовского течения, тем не менее, если очень аккуратно прислушаться к тексту, то окажется, что его тексты представляют собой некую абстракцию, которая фактически не несёт никакой серьёзной смысловой нагрузки. Имея такой подход, сам текст песни становится второстепенным и на первый план выходит само настроение "бардовского стиля".

      Если полностью закрыть глаза на все детали, связанные с введением социализма на Руси, то Паустовский очень хорошо передаёт общее "настроение нового мира", как это должно быть в соответствии с направлением социалистического реализма. Главная проблема начинается тогда, когда музыка такого псевдореализма обрывается и человек, наконец, может невооружённым глазом взглянуть на объективную реальность окружающей его жизни. Но пока писатель не имеет ни в чём недостатка и может свободно ездить по всем странам Европы и Америки, как Паустовский, то трезво взглянуть на мир оказывается практически невозможно.

      Для примера можно однозначно заключить, что в наше время только люди, которые не имеют никакого партейного дохода и живут "своими руками", могут непредвзято и трезво оценить ситуацию, в которой находится Россия и куда она идёт. Очевидно, что "государственные служащие" ни при каких условиях не в состоянии снять свои изумрудные очки. Тематика и наполнение телевизионных программ делает свою работу по созданию некоторой виртуальной реальности жизни в России, которая на элементарную проверку оказывается не имеющей ничего общего с реальной действительностью.

      Аналогично невозможно судить о жизни в США, если исходить только из художественных фильмах об этой стране. Вся культура таких фильмов, взятая как единое целое представляет собой только виртуальное отражение реальной жизни, которая на поверку не имеет ничего общего с реальной жизнью в США. Такие фильмы часто отражают лишь следование определённым стереотипам, навязанным Голливуду коммерческим характером художественных фильмов. Многие направления в художественных фильмах США является полной концептуальной аналогией социалистического реализма периода СССР.

      Таким образом, оказывается, что самым главным претендентом на евангелиста Луку является самый известный сказочник Ганс Христиан Андерсен, который впоследствии также прославился как лучший сказочник социалистического строя, Константин Паустовский.

Александр Блок. Автор евангелия от Марка

      Существует одна забавная корреляция, которая позволяет сделать предположение, что автором евангелия от Марка был актёр, который впоследствии прославился, как Александр Блок. Марк был единственным евангелистом, который описал некого юношу, который завернулся "по нагому телу в покрывало" и последовал за арестованным Иешуа (Мк.14:51). Если вспомнить самую известную поэму Александра Блока "Двенадцать", то заканчивается эта поэма словами

Так идут державным шагом
Позади - голодный пёс,
Впереди - с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной
Снежной россыпью жемчужной
В белом венчике из роз -
Впереди Иисус Христос.

      Александр Блок "Двенадцать".

      Блок также очень тепло принял революцию и стал одним из самых известных поэтов революционного периода. Он был учеником символизма у Валерия Брюсова и считался младосимволистом. Блок стал одним из самых ярких поэтов и в некоторых отношениях затмил Брюсова. Некоторые исследователи Нового Завета считают, что евангелия от Матфея и от Луки опирались на евангелие от Марка, как первоисточник, то есть Марк написал свою часть самым первым. Считается также, что Марк ориентировал своё евангелие на язычников в отличие от Матфея, который ориентировался в основном на евреев.

      Исследователи Нового Завета полагают, что евангелие от Марка было написано ещё до разрушения Второго Храма, поскольку писатель считает, что именно с этим событием будет связана "кончина века" (Мк.13:2,4). Это говорит о том, что автор евангелия от Марка является единственным евангелистом, который имеет основания претендовать на то, что он был одним из очевидцев Иудейских событий.

      Личности Александра Блока посвящено очень много различной литературы и он стал очень хорошо известен не только в России, но и в других странах. Очень хорошо известен его цикл, посвящённой таинственной незнакомке и "Стихах о Прекрасной Даме", который был вариациями на темы неземной любви и рыцарского поклонения таинственной Светлой Деве Золотой Звезды, желанной подруги и волшебницы. Именно Александру Блоку принадлежат известные строки, в которых можно найти оттенок гипотезы о реинкарнации:

Ночь улица фонарь аптека,
Бессмысленный и тусклый свет
Живи ещё хоть четверть века -
Всё будет так, исхода нет.

Умрёшь - начнёшь опять сначала,
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала
Аптека, улица, фонарь.

© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru