История Колчака, легендарного Царя Давида, Юлия Цезаря
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Гай Юлий Цезарь - Царь Давид
Мне судьба - до последней черты, до креста
Спорить до хрипоты (а за ней - немота),
Убеждать и доказывать с пеной у рта,
Что - не то это вовсе, не тот и не та!
Что - лабазники врут про ошибки Христа,
Что - пока еще в грунт не влежалась плита, -
Триста лет под татарами - жизнь еще та:
Маета трехсотлетняя и нищета.
Но под властью татар жил Иван Калита,
И уж был не один, кто один против ста.
Пот намерений добрых и бунтов тщета,
Пугачевщина, кровь и опять - нищета...
Пусть не враз, пусть сперва не поймут ни черта, -
Повторю даже в образе злого шута, -
Но не стоит предмет, да и тема не та, -
Суета всех сует - все равно суета.

      В.С. Высоцкий "Не всё суета..."


Пророки и пророческие произведения Новейшего Завета

      В соответствии с гипотезой проекта Старая Индийская Защита, Иван Калита - это третья, а адмирал Колчак четвёртая роль сыгранная одним и тем же актёром в следующей последовательности:

Царь Давид -> Юлий Цезарь -> Иван II Калита -> Адмирал Колчак

      Роль личности Царя Давида в становлении Иудаизма, Христианства и Ислама может быть сравнима только с ролью Моисея. Всё величие и слава древней Иудеи связывается с авторитетом Царя Давида - величайшего из царей мира и самого влиятельного человека в мифологии Ветхого Завета. В соответствии с предсказаниями пророков человек "из дома Давида" должен стать "Мессией для иудеев". Имя Царя Давида непосредственно связано со сборником псалмов, которые в Православии ценятся одинаково с Новым Заветом, и называются "Псалтырь".

      Таким образом, оказывается, что самый известный мифологический военачальник и руководитель, одновременно оказался и достаточно талантливым писателем, хотя авторство многих псалмов не может быть доказано с абсолютной точностью. Личность Царя Давида в "святом писании" исключительно мифологична и очевидно, не вполне может быть названа исторической. Не существует ни одного прямого изображения Царя Давида и ни одного письменного источника, которые были доказаны, что они принадлежат Царю Давиду. Археологические раскопки не могут показать историю древней Иудеи времён царя Давида с абсолютной точностью.

      Если учесть, что главная задача мифологического персонажа состоит в том, чтобы создать некое морально-психологичкеское учение или нравственный закон, то оказывается, что историчность какой-то фигуры может быть даже вредна, поскольку против такого реального человека можно выступить и начать критиковать. Как только начинается критика и сомнение, или "Гласность", объективный нравственный закон, "данный свыше", что лежит в основе любой религиозно-филосоской системе теряет свою объективность и немедленно терминируется - то есть начинается (и заканчивается) "Перестройка" коллективного сознания.

      Но каким бы мифологическим персонажем, царь Давид не был, это, в конце концов вполне реальный человек с вполне реальными свойствами и взглядами на мир. Если создание Христианства, как бы ни это не произошло, было хорошо спланированной операцией, несомненно, такая яркая и выдающаяся личность, как царь Давид должен был принять в этом активное участие. Если Рим должен был стать той самой страной-усилителем, который должен был разнести новый нравственный закон по всему свету, то значительное усиление Древнего Рима должно было иметь принципиальное значение, и должно было проведено наиболее подходящим для этого человеком.

      Если усиление Древней Иудеи прямо перед проведением операции требовало поднятие "национального духа", то, очевидно, что наиболее подходящим для этой задачи человеком мог быть только Эхнатон - Ирод Великий. Для Рима у которого не было никакого "национального духа" вообще нужно было поднять сознание "великой и нерушимой империи", а, следовательно, создание Тоталитарной диктатуры. Очевидно, для такой задачи мог был наиболее эффективно использован царь Давид и соответственно, он стал опять самым-самым в истории Древнего Рима, человеком который превратил Древний Рим из республики в Римскую Империю, в которой он был единственным и абсолютным диктатором.

      Другая также вполне подходящая кандидатура - Аменхотеп III, был использован для также вполне достойной задачи - приёмного отца у Иешуа и в конечном итоге его палача, Понтия Пилата. Если Царь Давид - это исключительно мифологический персонаж, то Юлий Цезарь вполне историческая личность и изучая особенности его характера и отношение к принципам государственной власти можно понять, по какой такой причине, одна из центральных фигур Ветхого Завета, царь Давид смог получить такой авторитет в создании нравственных учений.

      Поскольку новый проект по созданию Новейшего Нравственного Закона или Новейшего Завета стал связан с Россией, то, очевидно, что царь Давид должен был появиться и в новом проекте и быть использован на самых ответственных позициях. Очевидно, что один раз он должен был появиться в процессе создания России, а другой раз в критической ситуации "серебряного века" Русской Истории на самом крупном её изломе.

      Если вспомнить, кто именно считается главным основателем Московского Государства, а, следовательно, в конечном итоге и Российской Империи - этим человеком был Иван II Калита. В его время, территория древней Руси жила под монголо-татарским игом и состояла из плохо связанных между собой враждующих княжеств без хорошо обозначенного центра. единственной связывающей силой на территории Древней Руси было Православное христианство.

      Самая сложная задача всегда заключается в том, чтобы построить что-либо на совершенно пустом месте и, следовательно, Иван II Калита настолько усилить Московское княжество, чтобы его последователь, Иван III, который по предположению проекта старая Индийская Защита также играл роль Царя Соломона, мог объединить значительное количество княжеств вокруг Москвы в единое государство. Если исходить из такого предположения, то оказывается, что основателем Российского государства является Царь Давид собственной персоной.

      Но Иван Калита и Юлий Цезарь - это всё равно достаточно мифические герои, хотя и значительно более историчные, чем Царь Давид. История жизни Царя Давида во времена Русской Революции 1917 года может показать с самой убедительной ясностью и очевидностью, что это был за человек "по существу". Александр Васильевич Колчак был главнокомандующим Черноморским Флотом. Его флагманским кораблём был "Георгий Победоносец". Если внимательно присмотреться, то оказывается, что Колчак внешне очень напоминает Юлия Цезаря, как его изображают на известных статуях Римского времени.

      Александр Колчак помимо того, что был известный российский военачальник, связанный с флотом был так же известным учёным, полярным исследователем и, в конце концов "Верховным Правителем Российского Государства". Отец Колчака был офицером артиллеристом и учувствовал в обороне Севастополя. По примеру своего отца и по "велению сердца", Колчак, начавшись учиться в гимназии, после перевёлся в Морской корпус (Navy), стал кадетом, а потом гардемарином. Александр был достаточно талантлив и не чуждался изучения простых технологий, ручного труда - изучил слесарное дело, освоил профессию "штурмана". Он закончил Морской корпус с почётной премией. Его товарищи часто говорили: "Колчак всё знает, спросим у него...".

      Колчак был направлен служить на крейсер "Рюрик", на котором и ушёл в длительное кругосветное путешествие. Он побывал в Японии, где заинтересовался японским холодным оружием, посетил Китай, после чего начал изучать китайский язык и увлёкся буддизмом. После возвращения в Петербург, Колчак заинтересовался научной работой в области исследования экзотики Дальнего Севера. Не желая делать что-либо наполовину или формально, он изучил магнитологию и для того, чтобы изучить опыт полярных исследований совершил поездку в Норвегию к путешественнику Фритьофу Нансену.

      В 1900 году, он отправился на исследовательском судне "Заря" в длительное полярное плавание. Планировалось найти мифическую "Землю Санникова", а также изучить и обследовать северные границы Евразии, провести картографическую съёмку побережья и комплексную разведку малоизученного в то время море Лаптевых.

      Характерен эпизод, когда командир корабля Э.В. Толль отправился с несколькими спутниками на собачьих упряжках в глубь Арктики, то оставил командиром корабля именно Колчака. Когда экспедиция пропала, то Колчак сделал всё возможное для того, чтобы спасти своего командира и его группу. Он собрал экспедицию, направился на Север и провёл полный комплекс спасательных операций. Однажды он даже провалился в ледяную полынью и чуть не утонул. Он не прекратил многодневные поиски до тех пор, пока не нашёл полярные коллекции Толля и его записку, из которой стало ясно, что их товарищи погибли.

      Исследования Севера были мирным делом, но Александр Васильевич всегда оставался "рыцарем войны". Война, по его мысли являлась высшим проявлением силы и духа государства и народа, и ради победы стоило идти на жертвы. После возвращения из сибирской экспедиции, он направился на Дальний Восток, чтобы принять участие в Русско-японской войне. В процессе венных действий, Колчак прошёл все основные ступени военной карьеры, а после сдачи Порт-Артура и японского плена, возвращаясь в Россию, побывал в США.

      Первую мировую войну Колчак встретил с восторгом: "... начало войны было одним из самых счастливых и лучших дней моей службы". Летом 1916 года, вице-адмирал Колчак был назначен главнокомандующим Черноморского флота. Февральскую революцию и отречение Николая II, Колчак принял в целом положительно. Он считал, что новое демократическое правительство будет более активно вести войну до победного конца.

      Лидер кадетской партии, П. М. Милюков так отзывался о "Верховном правителе Российского государства: "Легенда о "железной воле" Колчака очень скоро разрушилась, и люди, хотевшие видеть в нём диктатора, должны были разочароваться. Человек тонкой душевной организации, чрезвычайно впечатлительный, более всего склонный к углублённой работе, Колчак влиял на людей своим моральным авторитетом, но не умел управлять ими."

      Военный министр Омского правительства барон А. Будберг написал очень критический портрет Царя Давида:

      "Это большой и больной ребёнок, чистый идеалист, убежденный раб долга и служения идее и России; несомненный неврастеник, быстро вспыхивающий, бурный и несдержанный в проявлении своего неудовольствия и гнева... Истинный рыцарь подвига, ничего себе не ищущий и готовый всем пожертвовать, безвольный, бессистемный, и безпамятливый, детски и благородно доверчивый, вечно мятущийся в поисках лучших решений и спасительных средств, вечно обманывающийся и обманываемый, обуреваемый жаждой личного труда, примера и самопожертвования, не понимающий совершенно обстановки и не способный в ней разобраться, далёкий от того, что вокруг него и его именем совершается..."

      Массовые дезертирства и полный хаос в русской армии, а также совершенно неадекватные действия правительства заставили Колчака написать весной 1917 года: Путь, по которому пошла русская революция, ведёт нас к гибели... Нам придётся расплачиваться территорией и природными богатствами. Мы потеряем свою политическую самостоятельность, потеряем свои окраины, в конце концов, обратимся в так называемую Московию". Чувствуя себя никому не нужным, он согласился отправится в США "для обмена опытом"...

      После падения временного правительства, Колчак единственной законной властью на территории России считал Омскую Директорию - правительство, созданное членами Учредительного собрания - кадетами и эсерами, в котором 4 ноября 1918 года стал военным министром. Директория не пользовалась поддержкой армейских офицеров, которые видели в любых социалистах врагов России и на волне этих настроений 18 ноября в Омске произошёл переворот, в результате которого офицеры арестовали эсеров. Как наиболее известному и влиятельному деятелю белого движения Колчаку предложили возглавить новое правительство и от оставшихся на свободе кадетов, он принял титул "Верховного правителя России".

      Сам Колчак писал по этому поводу "Я не искал власти и не стремился к ней, но любя Родину, я не смел отказаться... Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны, объявляю, что не пойду ни по пути реакции ни по гибельному пути партийности...". Верховную власть Колчака признали и такие видные лидеры белогвардейского движения, как Антон Деникин и Николай Юденич.

      В самом начале казалось, что Колчак сможет сыграть значительную роль в освобождении России от коммунистов, в марте-апреле 1919 года войска Колчака взяли под свой контроль большую часть Урала. Политическое лидерство армии Колчака признали почти все антибольшевистские силы. Однако, он не смог наладить контакта с бывшими врагами России, с японцами и чехословатским корпусом. Верность традициям не дала возможности принять помощь командующего финской армией Карла Маннергейма. Жизненное кредо Колчака не отступать и не сдаваться - уместное в полярных или боевых условиях не могло помочь при решении проблем политических, в которых он сам себя специалистом не считал.

      Самая главная причина поражения Колчака была в объективных условиях состояния коллективного сознания России того времени. Красная армия была стихийной силой, которая самоусиливалась в любой точке, как перегретая жидкость. Агитационный клич большевиков "Мир народам, земля крестьянам", который фактически заключался в том, что можно дезертировать из царской армии и самовольно захватывать всю землю в свою полную собственность. Такая тактика, соответствующая тактике Пугачёва, была непобедима. Выигрывала не теория, ни военная тактика или стратегия или даже любовь "К Руси, Царю и Вере", а животная и тупая злоба ко всем "помещикам и капиталистам", которая накопилась в России на сотни лет феодализма.

      Лозунг "Грабь награбленное!" был значительно ближе крестьянскому населению России, чем призыв Колчака дождаться будущего Национального собрания, чтобы разобраться с вопросом о земле. Помимо всего прочего, армии постоянно требовалось продовольствие, которое отбирали у крестьян вследствие чего в на территории, контролируемой Колчаком, вспыхнули крестьянские восстания, которые били армию "изнутри"... Каждый куст для такой армии оказывался в России врагом и её гибель была в любом случае предопределена.

      Не только враг, но и любой "друг" или союзник в таких условиях может оказаться в любой момент врагом. 14 января 1920 года чехословаки, которые должны были охранять Колчака, выдали его Политцентру, так как рабочие пригрозили лишить их топлива для паровозов, то есть его продали за горсть угля свои, как в сущности и было в случае убийства Юлия Цезаря. После того, как из Москвы пришла телеграмма от Ленина требовавшего немедленного суда военного трибунала над Колчаком, 7 февраля 1920 года он был расстрелян специальным отрядом иркутских коммунистов.

      Тело адмирала Колчака - офицера, учёного, полярника, основателя Русского Государства Ивана II Калиты, императора Гая Юлия Цезаря, великого Царя Давида было сброшено в воду реки Ангары, через Енисей впадающую в Северный Ледовитый Океан.


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru