Основатель хасидизма Александр Мень или Израэль Бешт
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Александр Мень, ребе Исраэль Бен Элизер
Так зачем проклинал свою горькую долю?
Видно, зря, видно, зря!
Так зачем я так долго стремился на волю
В лагерях, в лагерях?!
Бродят толпы людей, на людей непохожих,
Равнодушных, слепых, -
Я заглядывал в черные лица прохожих -
Ни своих, ни чужих.

Так оно и есть -
Словно встарь, словно встарь:
Если шел вразрез -
На фонарь, на фонарь,
Если воровал -
Значит, сел, значит, сел,
А если много знал -
Под расстрел, под расстрел!

      В.С. Высоцкий "Так оно и есть..."


Пророки и пророческие произведения Новейшего Завета

      По гипотезе проекта Старая Индийская Защита, протоирей Александр Мень, в прошлом, также прославился, как основатель революционного в своё время течения иудаизма, хасидизма. Исраэль Бешт не оставил никаких письменных источников. Александр Мень, напротив, смог вполне адекватно изложить свою позицию в творчестве. Тем не менее, в отличие от Исраэля Бешта, Александр Мень не основал никакого нового направления в религии и был фактически "выведен из членов Политбюро ЦК" Православной церковью, от имени которой выступал, хотя и не лишён и не обвинён в измене...

      Факт того, что иудейский рабби не был "принят" в православной церкви имеет глубинные причины имеет отношение к принципиальным отличиям между людьми обладающими статистикой бозе-эйнштейна или бозонами, которых можно чисто формально отождествить с "русскими" и людьми, обладающими статистикой Ферми-Дирака или фермионами, которых аналогично можно отождествить с "евреями". Если первым частицам или людям выгодно быть "вместе", при этом они усиливают друг друга, другие подчиняются принципу Паули и должны "отталкиваться" друг от друга. Разделение на "русских" и евреев" формально в том смысле, что каждый реальный человек может быть разложен по "русской" и "еврейской" осям, которые являются по определению ортогональными и составляют двухмерное векторное пространство.

      Тождество иудейского раскольника и православного мудреца, который оказался "шибко умным" для формального православия, ставит позицию проекта в неопределённую позицию по отношению и к иудаизму и православию. Как известно, чем сильнее кто-то выступает против кого-то, тем больше получает тумаков. В данном случае, позиция проекта Старая Индийская Защита, оказывается в точке, которая предусматривает получение тумаков со всех сторон, но при этом самым минимизированным и оптимизированным образом. Действительно, с точки зрения ортодоксального иудаизма, "хасидизм" не смотря на то, что в какое-то определённое время он был очень популярен, это "ересь в иудаизме". В настоящее время состояние хасидизма достаточно слабое, что может быть в частности связано со значительным снижением роли языка "идиш" в широких слоях иудеев.

      Уличение основателя хасидизма в развитии православной идеологии может быть как раз созвучно выступлениям против этого направления ортодоксального иудаизма, а, следовательно, не должно вызвать значительно протеста. С другой стороны, тот факт, что один из известнейших протоиреев православной церкви, оказывается никто иной, как еврейский Рабби, должно поддержать отторжение Меня со стороны православной церкви, а, следовательно, должно быть также вполне нормально встречено в рамках Православия. Находясь на такой позиции и иудеи, и православные оказываются вполне довольны ситуацией, выкидывая Александра Меня или Исраэля Бешта из своих стройных рядов, при этом нельзя сказать, что проект выступает против иудаизма или православия, а даже поддерживает обоих.

      Сторонники учения и трудов Александра Меня могут порадоваться, что их учитель в прошлом был такой известнейшей фигурой на религиозном горизонте, а хасиды вряд ли будут сильно переживать, что их основатель изменил иудаизму, поскольку у них есть вполне достаточно своих "Будд" или "бодхисават", которые в хасидизме называются "цадики".

      Хасидизм - это результат последнего революционного раскола в иудаизме, который возник на территориях Речи Посполитой, то есть современных Польши и Белоруссии в XVIII веке. Хасидизм возник после краха мессианского движения Шабтая Цви и погромов времён освободительной войны на Украине, известной в украинской истории как «Хмельнитчина», а в еврейской «Гзерот ТаХ ве ТаТ». Нужно вспомнить, что это было время активной перестройки в России, которую очень активно проводил Пётр I. По своей сути, хасидизм решил "обновить" иудаизм с помощью введения значительного чувственного элемента в религию. Это было выступление против "талмудической учёности", "раввинистического формализма" и оторванности учёных евреев от народной жизни.

      Так, можно сказать, что Исраель Бешт "пошёл в народ" для того, чтобы стать тем, что на Руси называется "старец" или "учитель" или "гуру". Бешт оказался, таким образом, самым первым "цадиком". Интересно, что впоследствии появилось достаточно много таких старцев, учителей или цадиков, и их полномочия стали передаваться по наследству, что исключило вовлечение каких-то определённых качеств "учителя". Для стабильного учения такого типа очевидно всегда нужен учитель и если учитель умирает, то самое простое это избрать на должность цадика его сына. Хасидизм поставил религиозный экстаз и непосредственный мистический опыт выше талмудической учёности и пропагандировал аскетическую практику Кабалы.

      Такой подход "чувственной" или "субъективной" религии серьёзно отличается от псевдо-научности или объективности ортодоксального иудаизма и приближает хасидов к таким представителям субъективного идеализма, как Блаватская или Кастенада. Тем не менее, вовлечение чувственного элемента обычно даёт всегда достаточно быстрый и частично предсказуемый успех. С другой стороны, к "религиям чувства" нужно также отнести учение, созданное Адольфом Гитлером и поэтому такой "чувственный подход" в некоторых случаях может быть очень опасен и привести с фатальным и необратимым последствиям.

      Поскольку проект Старая Индийская Защита однозначно порицает деятельность Адольфа Гитлера, то, очевидно, любое идеологическое направление, которое использует "религиозный экстаз" для достижения своих целей по существу от стратегии Адольфа Гитлера не отличается и должно однозначно порицаться. Очень важным пунктом, который объединяет идеологию хасидизма и христианства - это необходимость наличия некого "посредника" между "высшими силами" и конкретным человеком. Так, в ортодоксальном иудаизме, каждый человек должен говорить с "богом" напрямую, а в Христианстве таким единственным "посредником" или "человеко-богом" служит некое абстрактное понятие "Христос". Хасидизм развивает это положение до наличия стольких посредников, сколько нужно для дела и передачу полномочий "человеко-бога" по наследству.

      Другая сторона хасидизма - это довольно благодушное отношение ко всяким "чудесам" и проявлениям "парапсихологии". Считается, что "цадик" обязательно должен излечивать болезни, бесплодие и доказывать свою божественную сущность различными чудесными методами. Поскольку звание "цадика" передавалось по мужской линии не только сыновьям, но и племянникам, зятьям, а то и "верным ученикам", то это, очевидно, часто приводило к расколам. К тому же "цадик" не всегда мог доказать что может обладать какими-либо парапсихологическими способностями, после того, как его избрали на такую должность.

      Самое неприятное, за что особенно не полюбили Александра Меня, это его чрезмерно тёплое отношение к "чудесам" и "парапсихологии". Рассказывают, что на чисто психологическом уровне этого человека не очень любили в среде православного истэблишмента и называли в семинарии Мень-пельмень. Он не был официально проклят, но фактически запрещен и назван "заблудившемся прововедником". Его книги в настоящее время запрещены для распространения по православным храмами церквям. Нужно вспомнить, что Александр Мень родился, жил и творил во времена господства коммунистической идеологии, а поэтому его литературная деятельность могла рассматриваться вполне, как пример правозащитного движения, то есть защиты прав верующих в коммунистической стране.

      Также, как и Исраэль Бешт, он оказался не только в перпендикуляр к официальной идеологии, то есть в позиции в которой находится любой сторонник иудаизма в любой христианской стране, но вместе с этим он выступил как теоретик ревизионист официального Православия. Таким образом, из самых общих соображений позиции Бешта и Меня по отношению к общепринятой в своей среде идеологии в точности совпадают. Во времена Советского Союза, Александр Мень благодаря своим исключительным ораторным и литературным способностям был самым популярным и читаемым православным идеологом в мире. Это особенно поддерживалось тем, что он был "мыслитель" и, следовательно, должен был по общему настрою коррелировать с широкими кругами диссидентов в России и во всём мире.

      В этом отношении его нужно немедленно сравнить с академиком Сахаровым, который в прошлом прославился по гипотезе данного проекта, как Протопоп Аввакум или духовный лидер и основатель старообрядческого движения в России. Мощный интерес к личностям обоих возник примерно в одно и то же время и погибли они также в одно и то же время. Когда это случилось, вся Россия стояла на ушах от мощного "ветра перемен" и поэтому такие условия очень стимулировали мозги для того, чтобы думать о смысле жизни и будущности государства и основным принципам идеологии. В это время литературная деятельность Меня оказалась в самом нужном месте, как пример критического отношения к основам христианства.

      По прошествии достаточного времени, когда ситуация в России вполне стабилизировалась, и "духовная власть" полностью перешла с православному истэблишменту, оказалось, что деятельность Меня никому не нужна. С точки зрения официального Православия, он "слишком много думал", а в Православии думать не следует, нужно лишь "верить" и идти вместе со всеми в точности повторяя то, что делает официальная, фактически "государственная церковь". Его обвинили в попытке создания "ереси" связанной с уклонением в сторону протестантства, то есть переложение значительной доли службы на "проповедничество". Его назвали "заблудившемся проповедником" и обвинили в распространении оккультизма в Православии. Его также обвинили во многих других значительных отклонениях от "центральной линии партии".

      Оказывается, что Александр Мень пытался продолжать то, что он делал в качестве еврейского Рабби, надев на себя рясу православного священника и совершенно не мудрено, что он оказался отвергнутым в рядах Православия и был принят, только в рядах правозащитников, среди которых было достаточно много евреев, атеистов. Одна из его центральных книг называется "Сын человеческий", где он в достаточно свободной форме пытается объяснить понятие "цадик" на языке Нового Завета. Сравнивая хасидизм, Исраэля Бешта и Александра Меня можно очень детально отличить, что в человеке представляет собой реальную часть тензора PSSM, который человек может передать от одной жизни к другой. Поскольку в данном случае один и тот же тензор проявляет себя в чём-то похожих, а в чём-то диаметрально противоположных ситуациях, то идентификация реальных объективных качеств этого тензора становится значительно проще.

      Если обратиться к тому, как Александр Мень понимал свойство "толпы" и как он относился к "стадному чувству", то оказывается, что он был принципиальным противником того, чтобы человек следовал за толпой. Толпа, по мнению Меня - это однозначное зло. Такая позиция может быть вполне понята, поскольку он жил в коммунистическое время и мог вполне реально видеть, как весь народ в социалистической России следует как один человек совершенно абсурдным принципам марксизма-ленинизма, образуя то, что в физике известно, как "бозе-конденсат".

      Вот как пишет Александр Мень в своей статье "Разум и исступление масс":

      В нашем сознании давно прижилась мысль о том, что воля толпы, воля массы должна обязательно выражать подлинную волю народа. Служить демократии.
      Между тем события нового и новейшего времени, начиная хотя бы с Французской революции, доказали, что на деле «восстание масс» способно скорее служить тирании, слепым социальным стихиям, бессмысленным и беспощадным инстинктам, нежели разуму или действительному благу народа.
      Другой пример, менее забавный. Почти все революции совершались под знаком борьбы за справедливость. Но как только в действие вступал психологический закон массы, справедливость немедленно отбрасывалась, словно старая ветошь...
      Души людей, вовлеченные в поток массы, беззащитны и уязвимы. В том смысле, что они утрачивают сознание ответственности и разумность.
      Вот почему все диктаторы так любят массу. Так беззастенчиво льстят ей.
      Масса не критична. Она всецело во власти неустойчивых эмоций. Ничего не стоит повернуть ее в нужную сторону, манипулировать ею в выгодном для демагога направлении. Недаром евангельский образ толпы, которая сперва кричала «Осанна!», а через несколько дней — «Распни Его!» — остается и поныне бессмертным архетипом.
      Ярость массы, как и ее преклонение перед чем-то или кем-то, — не проявление коллективного разума, а куда чаще есть синдром общественного помешательства.

      Поскольку по своей самой глубинной внутренней природе, Александр Мень, "еврей", то есть человек, который принципиально не может следовать за бозе-конденсатом и подчиняется принципу запрета Паули, то есть всегда "против толпы", то, очевидно, он должен был оказаться вполне к месту во времена перестройки, то есть во время разрушения коммунистиского конденсата, то при этом он исключительно чужой для Православия, поскольку русское православие - это система совершенно аналогичная коммунистическому конденсату. Нужно подчеркнуть, что это свойство имеет глубинный характер, то есть не имеет отношения к какой-то определённой идеологии и отражает принципиальные различия между разными людьми, которых формально можно отождествить с "русскими" и "евреями".

      Каждый человек может быть представлен в виде вектора в двухмерном пространстве, по осям, которого отложен процент того, насколько такой человек является "евреем" и насколько такой человек является "русским". Таким образом, две популяции представляют собой единый континуум и разделение на "русских" и "евреев" чисто формально. Какой-нибудь еврей в доску "по паспорту" может оказаться чисто "русским" по характеру и наоборот какой-нибудь "русский по паспорту" может оказаться совершенным "евреем" по характеру.

      Очевидно, что невозможно сказать, какая буква лучше "Х" или "Y", эти буквы просто "отличаются", при этом совершенно не обязательно, что одна из этих букв "лучше", а другая "хуже". Эти оси отражают различные свойства, каждая из которых имеет свои положительные и отрицательные стороны. Там, где "евреи" очень сильны, "русские" совершенно беспомощны и наоборот "сила" русских" лежит в той области, которая совершенно недоступна "евреям". Только при сложении двух систем вместе, получается наиболее сильная и сбалансированная, гармоничная система.

      "Бозоны-русские" - это такие частицы, которым выгодно быть вместе. При прочих равных условиях, они складываются вместе в "бозе-конденсат". При этом изначальная функция значения не имеет, это может быть как коммунистический маразм, так и православное мракобесие, при этом поскольку, основываясь на такой базовой функции, весь народ собирается в единую систему, которая может сокрушить Наполеона "За Русь, Царя и Веру" или же Гитлера "За Родину, за Сталина". Такое свойство бозонов может считаться однозначно положительным и совершенно недоступным для единоличников-фермионов, за тем исключением, что "вера", вокруг которой конденсируются бозоны для самих бозонов никакого значения не имеет, это может быть что угодно. Главный смысл для бозонов имеет энергия связи, которая увеличивается после того, как в конденсат добавлена новая функция. Очевидно, что энергия связи имеет отношение только к конденсату в целом и не имеет никакого отношения к форме основной функции, вокруг которой образуется конденсат.

      С другой стороны, фермионы или "евреи" принципиально не могут образовывать единую функцию, поскольку это не просто невыгодно, но и просто запрещено запретом Паули. Это приводит к тому, что "фермион" или "еврей" всегда, в любой ситуации оказывается противником любого конденсата, то есть диссидентом и правозащитником не смотря на то, против чего нужно выступать. Это как раз и является основной причиной, что даже в рамках иудаизма не существует никогда никакого согласия и евреи постоянно враждуют между собой. С этой точки зрения, "еврейское государство", в рамках которого, предполагается создание "конденсата" этого не происходит. Все против всех и такое государство представляет собой скорее, не "бозе-конденсат", а "ферми-сферу".

      Если обратиться ко временам Нового Завета, то есть того времени, когда происходили события, которые были взяты за основу бозе-конденсата Православия, то оказывается, что основателем этого течения быть типичный фермион или еврей, то есть диссидент или правозащитник, который выступил против всей системы бозе-конденсата классического иудаизма и который был соответственно убит конденсатом. Интересно, что культ "фермиона" проводится бозонами. Очевидно, что "бозон" или тот, кто следует за толпой принципиально не может создать ничего нового и должен презираться и третироваться конденсатом, но с другой стороны только "бозоны" могут создать единую систему. Антисемитизм, или ненависть "русских" по отношению к евреям совершенно аналогично тому, по какой причине был уничтожен Иешуа в древней Иудее, поскольку отношение к нему иудейского конденсата оказалось отношением бозонов к фермиону. Но в рамках православия деятельность фермиона взята за основу культа... Таким образом, в рамках "веры", христианство прославляет позицию человека, "по ту сторону антисемитизма".

      Для того чтобы победить проблему, нужно, прежде всего, её понять. Ясное понимание глубинных причин, по которым возникает постоянное несогласие среди евреев, по какой причине возникают чудовищные катастрофы, связанные с конденсатом русских, а также причины возникновения антисемитизма, должны исключить все отрицательные стороны этих явлений и обозначение, а также правильное использование каждой отдельной особенности прямо по назначению. Так, оказывается, что проблема "загадочной русской души", а также не менее загадочного "еврейского вопроса" оказываются различными сторонами одного и того же явления природы, которое имеет прямую аналогию в физике. Частицы со спином 1 или "бозоны", подчиняющиеся статистике бозе-эйнштейна оказываются аналогом "русских", а частицы со спином 1/2 или "фермионы", подчиняющихся принципу запрета Паули и статистике Ферми-Дирака оказываются аналогом "евреев".

      По отношению к данному вопросу позиция Александра Меня оказывается существенной для понимания явления. Этот человек, очевидно обладающий свойствами "фермиона", то есть "еврея" оказывается в шкуре бозона, то есть русского православия. В результате возникает некоторое подобие ситуации Нового Завета. Александр Мень был убит людьми, которых он очень хорошо знал, то имена которых перед смертью рассказать отказался. Скорее всего, это были представители кругов близких к официальному православию, а, следовательно, он был убит по тем же причинам, по которым иудеи уничтожили Иешуа в начале первого тысячелетия. Тот факт, что убийцы Александра Меня имели отношение к правящим религиозным структурам России, объясняет тот факт, что они не были найдены даже после личного распоряжения президента Горбачёва, разобраться в ситуации. Он был убит в 1990 году, в самый разгар перестройки, то есть в то самое время, когда его учение могло получить наибольшее распространение и когда он мог получить максимальное влияние на политику и духовность России.

      Если бы он не лез в политику то, возможно, смог бы остаться жив и из положения "правозащитника" и "диссидента", имеющего вес и влияющего на настроение масс, медленно перешёл бы в простого, никому не нужного, очередного православного еретика которых, если судить по тому, что печатается на Интернете, сегодня хоть отбавляй.


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru