Иисус, ישוע. Ревизия Иудаизма. Евангелие от Гегеля
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Поленов "Оливковое дерево
в Гефсиманском саду"
Я когда-то умру. Мы однажды всегда умираем
Как бы так угадать, чтоб не сам, чтобы в спину ножём
Убиенных щадят, отпевают и балуют Раем
Не скажу про живых, а покойников мы бережём.
...
Прискакали - гляжу - пред очами не райское что-то:
Неродящий пустырь и сплошное ничто - без предел.
И среди ничего возвышались литые ворота,
И огромный этап - тысяч пять - на коленях сидел.
...
Седовласый старик, он на стражу кричал, комиссарил
Он позвал кой-кого, и затеяли вновь отворять
Кто-то ржавым болтом поднатужась об рельсу ударил
И как ринутся все в распрекрасную ту благодать!

           ВС Высоцкий "Райские яблоки"

Идея монотеизма и Россия. Корреляция истории развития

      По гипотезе проекта Старая Индийская Защита, Иешуа - это вторая роль сыгранная одним и тем же актёром в следующей последовательности:


Моисей -> Иешуа -> Ксения Петербургская -> Сергей Есенин

      Имя Иисуса на древнем иврите «Иешуа» (ישוע), что в переводе означает «помощник» или «слуга» Яхве. Это нейтральное имя было использовано Михаилом Булгаковым в его романе Мастер и Маргарита. Отношение к Иисусу довольно неоднозначно со стороны представителей разных религиозных направлений. Евреи, полагают, что он был просто талантливый шарлатан, который пытался сыграть роль Мессии. Мусульмане, считают его «посланником Аллаха» и ставят на одну ступень с пророком Мухаммедом. Христиане верят, что он был самим богом.

      Так или иначе, Иешуа стал главным героем иудейского спектакля Разумной Природы. В результате было создано учение христианства, которое ответило на вопрос о послесмертии, стало более свободно трактовать «заповеди», являясь при этом вполне интернациональным. Исходя из самых общих соображений, никто кроме Моисея такую задачу выполнить бы не смог. Он создал свой закон, а значит, именно он должен был его исправить и дополнить. Предположением проекта Старая Индийская Защита является то, что Иисус – это следующая роль Моисея.

      Разве человек, который однажды был вождём семитских племён и объявивший себя посланником Бога, не повторит того же самого ещё раз? Неужели он не возвратится к тому, что он уже однажды делал: завербовать как можно больше сторонников переходя от одного города к другому, начать делать угрозы Иудейским священникам о реформации Иудаизма и, наконец, выступить против Римского правительства, заявив, что именно он является Иудейским Царём.

      Очевидно, он был против всех - против правительства, против иудеев. Они не могли просто так всё это терпеть и были вынуждены наказать мятежного проповедника. Он прекрасно понимал, что его ждёт, и совершенно сознательно простившись с жизнью в Гефсиманском Саду, пошёл навстречу своей смерти, надеясь только на помощь своего «небесного отца» или иудейской толпы, которая в этом случае получила бы своего царя. Но ни его «небесный отец», ни Понтий Пилат, ни разъярённая иудейская толпа не захотели его спасать.

      Попытке найти реальные черты исторического Иисуса, посвящено огромное количество литературы. Для примера можно привести книгу Руслана Хазарзара «Сын человеческий». Детальный анализ показывает, что мы не можем знать с полной достоверностью практически ничего. Жизнеописание Иисуса содержится в четырёх первоисточниках, которые составляют основную часть Нового Завета. Кроме этих четырёх евангелий никакой другой исторической информации не существует. То, о чём пишет Новый Завет очень противоречиво и не обладает никакой исторической достоверностью. Истина Нового Завета стоит лишь на авторитарности «святого писания», которое очевидно, не совместимо с последовательным научным подходом.

      Для понимания основных идей Иисуса можно выбрать, например произведение Фридриха Гегеля «Жизнь Иисуса». Гегель написал это произведение в 1795 году, и эта работа никогда не была опубликована при его жизни. Идеология этой книги не совпадает с тем, что сам Гегель думал впоследствии по поводу жизни Иисуса. Стиль написания этой работы серьёзно отличается от основных книг написанных Гегелем и может считаться фактически «не его книгой». По аналогии с «Евангелием от Иоанна» эта книга может называться «Евангелием от Гегеля». Основным отличием евангелий Нового Завета от Евангелия от Гегеля заключается в том, что Гегель не ставит своей целью заставить читателя во что-то поверить - он вообще писал эту книгу не для читателя - а ясно и наглядно рассказать об основных идеях, которые легли в основу для мировоззрения Иисуса.

      В работе «Жизнь Иисуса» нет ни слова о благовещении, непорочном зачатии, чудесах, воскресении из мёртвых. Иисус Гегеля - это человек, который на первое место в своём мировоззрении ставит разум.

      «Жизнь Иисуса» начинается так:

      Чистый, не знающий пределов разум есть само божество. В соответствии с разумом упорядочен план мироздания; разум раскрывает перед человеком его назначение, непреложную цель жизни; он часто меркнул, но никогда полностью не угасал, даже во мраке всегда сохранялось слабое его мерцание.

      В другом месте Гегель пишет:

      Только вера в разум позволяет человеку выполнить своё высокое предназначение. Разум не осуждает природные инстинкты, но направляет и облагораживает их.

      Иисус Гегеля также говорит о дуализме материального и «духовного». Это вполне созвучно идее проекта Старая Индийская Защита о дуализме материи и сознания.

      Человек, будучи человеком, - сказал Иисус, - не только чувственное существо, его природа не ограничена одной жаждой наслаждений, в нём есть и дух; искра божественной сущности, данная всем разумным существам, дана и ему. Подобно тому, как ты слышишь шум ветра, ощущаешь его дыхание, но не имеешь власти над ним, не знаешь, откуда он явился и куда идёт, так и некое самостоятельное ощущение постоянно и неизменно взывает к тебе, однако, как оно связано с остальными, подверженными изменению сторонами человеческой души, каким путём оно может подчинить себе чувственную сторону человеческой природы, - это нам неведомо.

      В одной из своих притчей он так объясняет развитие «духовной компоненты»:

      Ваши помыслы направлены на пищу, на предстоящую жатву. Осмотритесь, возведите взор к жатве, к которой зреет род человеческий, семя созревает, но эти нивы засеивали не вы... Собирайте нетленные сокровища в вас самих, стремитесь к нравственному богатству, ибо только его вы можете считать своей собственностью в полном смысле этого слова.

      По отношению к нравственному закону позиция у Иешуа была достаточно сложной. С одной стороны, он не писал Нравственный Закон и признавал авторитарность закона Моисея, в сущности, свой собственный закон. С другой стороны, он очень резко выступал против общественных организаций, которые существовали с целью служения закону Моисея. Результатом такой позиции, в конце концов, и стала его гибель.

      Настанет время, когда вы не будете белее совершать богослужение ни на горе Гиризим, ни в Иерусалиме, когда никто не будет больше верить в то, что служение богу связано с предписанными действиями или с определённым местом. Многие люди Востока и Запада, Юга и Севера, поклоняющиеся Зевсу, Брахме или Вотану будут помилованы судьёй, а многие из тех, кто преисполнен гордости от того, что якобы знает истинного бога, но жизнью своей оскверняет это знание, хотя и мнит себя первым, будет отвергнут.

      Для создания своего учения о «Небесном царстве» Иисус должен был познакомиться с Иоанном Крестителем. По гипотезе проекта Старая Индийская Защита, Иоанн в прошлой жизни был никто иной, как Сиддхартха Гаутама или Будда. Именно он, в Индии создал новую религию, где основной идеей было достижение «мира свободного от страданий» путём «духовного усовершенствования». Никто другой не мог осознавать концепцию «Небесного царства» лучше, чем сам Сиддхартха Гаутама. Встреча Иисуса и Иоанна Крестителя – это фактически встреча Моисея и Будды. В идеологическом плане столкнулись вместе идея единобожия и идея «Небесного царства», иудаизм и буддизм, чтобы в таком симбиозе составить основу для нового учения.

      Христианство, в конце концов, было принято Римской Империей, страной, где народ «римляне» объединял в себя много национальностей. В результате, после падения Римской Империи, христианство стало принадлежать всем народам одновременно, то есть стало интернациональным.


© Сергей BioSerge "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru