Иван IV. Спектральный анализ понятия абсолютной диктатуры
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Царь Иван Васильевич Грозный
Все отболит, и мудрый говорит -
Каждый костер когда-то догорит,
Ветер золу развеет без следа.
Но до тех пор, пока огонь горит,
Каждый его по-своему хранит -
Если беда, и если холода.
Раз ночь длинна, жгут едва едва
И берегут и силы и дрова,
Зря не шумят и не портят лес.
Но иногда найдется вдруг чудак,
Этот чудак все сделает не так,
И его костер взовьется до небес.
...
Тот был умней, кто свой огонь сберег,
Он обогреть других уже не мог,
Но без потерь дожил до теплых дней.
А ты был не прав: ты все спалил за час,
И через час большой огонь угас,
Но в этот час стало всем теплей.

      Андрей Макаревич "Костёр"


Аменхотеп III, Понтий Пилат, Иван Грозный, Железный Феликс

      По гипотезе проекта Старая Индийская Защита, один и тот же человек сыграл следующую последовательность ролей:


Аменхотеп III -> Понтий Пилат -> Иван IV Грозный -> Феликс Дзержинский

      С именем Ивана Грозного в истории связана идея об абсолютной диктатуре. Именно Иван Грозный смог создать в России то самое настроение единства всего общества и понятие о том, что "Царь" - это единственный посредник между "народом" и "богом", а, следовательно, является лицом священным в государстве и несущем помимо государственных чисто культовую функцию живого герба империи. Россию до и после Ивана Грозного сравнить невозможно. Если Иван III, которого также иногда назвали "Грозным" смог осуществить юридическое объединение разрозненных русско-православных княжеств вокруг Московского государства и только формально ввёл понятие "Третий Рим", то Иван IV Грозный создал новую веру, которая стала центральной идеологией русского народа на протяжении последующих столетий.

      Для конкретного сравнения, если бы во времена нападения Наполеона, Россия была в том духовном состоянии, как во времена Ивана III, то Наполеон мог бы совершенно свободно уничтожить русскую государственность, то есть довести Россию до состояния Ивана Калиты. После введения идеологии Ивана Грозного, уничтожение русской государственности оказалось невозможной, причём не на государственном, а на самом базовом уровне, связанном с каждым конкретным жителем России. Если Иван III работал на официальном уровне, то Иван Грозный залез прямо внутрь души каждого русского человека.

      Перед тем, чтобы определить, что такое абсолютная диктатура, нужно сразу провести небольшой спектральный анализ человеческого общества. Чем больше частота, тем меньшие объекты могут быть вовлечены в данное колебание. Так, на самых высоких частотах возникают конкретные люди, со своими чувствами, желаниями и стремлениями. Это самый низший, базовый уровень. Понятие семьи, отношения между мужчиной и женщиной, понятие о материальном достатке и отношение к деньгам, их приоритет в жизни имеет отношение к каждому отдельному человеку. Очевидно, что на таком уровне, каждый отдельный человек юридически независим и интересы каждого человека могут вступать в противоречие с интересами других людей.

      Если рассмотреть каждого человека, как маленький дипольный момент, то диполь каждого человека в такой ситуации ориентирован совершенно произвольно. Если один человек вступает в товарно-денежные отношения с другим человеком, то очевидно, что их интересы вступают в конфликт. Колебания самой высокой частоты, как известно из физики обладают самой высокой энергией, то есть для каждого конкретного человека интересы своей семьи и своего кармана очевидно в нормальных условиях значительно превосходят интересы, связанные с коллективом и обществом. Ситуация меняется во время войны, когда в конфликт вступают интересы различных государств.

      В том случае мы переходим в область средних частот. На этом уровне, каждый отдельный человек или дипольный момент молекулы неразличимы. В таком масштабе можно различить только доменную структуру с длиной волны примерно соответствующей размеру и интересам отдельного государства, как единицы в целом. Если в каком-то государстве существуют несколько различных автономных областей или княжеств, то на промежуточном этапе, мощность средней волны определяется, в какой фазе или противофазе находятся различные автономные образования или княжества. Если княжества находятся в противофазе, то известный принцип "разделяй и властвуй" может позволить врагу направить одно мини-государство на другое и тем самым значительно ослабить основную среднюю волну, имеющую отношение к отдельному государству, как юридически независимой единицы.

      На более высоком или низкочастотном уровне находится понятие "правящей идеологии" или "национальной религии". Как бы не враждовали отдельные княжества, то всё население этих княжеств исповедует одну и ту же религию, в случае России - это Православие. Одна и та же идеология может на уровне низких частот объединять различные страны и делать их "идеологически родственными". Так, в общем, страны христианского мира могут быть на уровне низких частот, дифференцированы от стран исламского или стран буддистко-индуистского мира. На уровне частоты такой длины волны, интересы отдельных стран могут остаться за уровнем разрешения и в область зрения попадают только общие человеческие идеологии, объединяющие и разъединяющие людей во всём мире.

      Энергия, которая вовлечена в низкие частоты, самая низкая, если исходить из процентного содержания этой энергии в каждом отдельном человеке, но ввиду того, что длина волны очень низкая и рассматриваемое колебание вовлекает взаимную корреляцию отдельных диполей очень большого числа людей, то если взять полный интеграл по такому колебанию в рамках отдельной идеологии, то полная энергия низких частот очевидно, должна значительно превысить энергию и в высоком и в среднем диапазоне.

      Чем ниже частота таких колебаний человеческих интересов, тем меньше возможность каждого отдельного человека влиять на такие колебания. В своей семье и в своём кармане человек обычно полный хозяин. На уровне своего автономного образования, его влияние уже слабее, но если человек очень захочет, то может войти в локальной правительство или "совет старейшин" после чего его влияние в обществе может стать значительным. Если какой-то отдельный человек особенно постарается, то может выйти в правительство государства и влиять на его общую политику, то здесь возможностей уже значительно меньше. Не каждому дано быть президентом, но если президент захочет повысить рождаемость в стране, вполне может приказать женщинам своей страны более серьёзно об этом думать.

      На низкой частоте влияние самое минимальное. Развитие мировых идеологий происходит часто очень стихийно и охватывает не отдельных людей или государства, а всё человечество в целом, причём покрывая временные периоды в тысячи лет. Если вспомнить известное соотношение "энергия-время" в соотношении неопределённостей квантовой механики, то особенно большая неопределённость во времени, которой отличаются все мировые религии, должна говорить об особо низкой энергии, которая приводит к возникновению нового религиозно-идеологического направления, но "слабость" или "низкий уровень" такой энергии как раз и приводит к возможности существования низких частот.

      Получается, что отдельный человек практически не в состоянии возбудить или контролировать волну низкой частоты. Этим объясняется особая устойчивость главных религиозных направлений. Серьёзные изменения низкой частоты могут быть осуществлены, только если может существовать возможность менять фазу или амплитуду колебания вовлекая очень большое количество людей одновременно, а это, очевидно, сделать практически невозможно. Возникновение новых низкочастотных колебаний на пустом месте или на базе распада базовых волн вполне возможно. Так, благодаря деятельности Мартина Лютера и Жана Кальвина возникло очень широкое и разнообразное движение протестантизма на базе католической религии. Деятельность Патриарха Никона привела к возникновению старообрядчества на Руси.

      Самые низкие или сверхнизкие колебания - это такие колебания, которые вовлекают всех людей одновременно, а, следовательно, обладают самой низкой энергетикой. Сверхнизкое колебание - это объективная наука. Поскольку наука по определению объективна, то она не может зависеть от настроения каждого отдельного человека, а, следовательно обладает почти нулевой энергетикой. Энергия может показаться даже отрицательной, если успехи научных исследований идут вразрез с сиюминутными желаниями человечества.

      Если увеличить масштаб рассмотрения истории человечества так, что все мировые религии останутся вне пределов разрешимости, то есть когда мы переходим в масштаб десятков тысяч лет, то, очевидно, что энергия такого колебания оказывается вполне ненулевой. В соответствии с необходимым условием того, что мир изначально создан для человека и создан разумно, то нужно предположить, что некая очень малая положительная энергетика существует, а, следовательно, если взять интеграл по нескольким десяткам тысяч лет, то окажется, что такое колебание обладает самой большой энергией и наиболее сильно влияет на развитие человечества в самом большом масштабе.

      Если речь идёт об объективной науке: энергетике, медицине, сельском хозяйстве, то механизмы, по которым должно жить человеческое общество были включены в модель построения Вселенной с момента её создания. Это означает, что если существует механизм для получения неограниченной энергии человеческим обществом, то этот механизм был разработан и проверен ещё до создания Вселенной с таким расчётом, чтобы разумные существа могли им пользоваться, не повреждая мир и при этом не смогли бы сами себя уничтожить. Сам механизм построения Вселенной должен включать в себя неограниченную энергетику, которая может позволить разумным существам летать между звездами. Такой механизм, очевидно, может быть раскрыт человечеством только после достижения определённого уровня развития.

      Теперь вернёмся к Ивану Грозному и его деятельности на территории Московского государства в XIV веке. Что он совершил и на каких позициях он стоял. В то время, как в молодости руководство страной за него вели его родственники, он был предоставлен самому себе и имел возможность много читать. В его представлении существовала только одна волна - это чистая средняя волна, которая вовлекала в себя отдельное государство, Россию. Это государство, Иван Грозный считал главной страной Христианства и руководитель такого государства, очевидно главный наместник "бога", который "право имеет" идти по трупам ради достижения общего блага в рамках этого государства.

      Если самоцель - это усиление самой центральной средней волны, то наибольшее влияние на эту волну должны оказывать мелкопоместные и квазиавтономные образования. Таким образом, уничтожая всякое сопротивление независимых княжеств, Иван Грозный добивался синхронизации общества исключительно на средних частотах. Высокие частоты или "частная жизнь", его совершенно не интересовала. Низкие частоты или религия для него была самым главным руководящим стимулом и главным оружием. Он карал и правил "от имени святого писания", а, следовательно, ясно давал понять всему народу, что выше него стоит только "бог".

      Его особая мнительная и раздражительная психика заставляла видеть в каждом сомневающимся в его полномочиях и каждого, кто пытался возражать ему, врага или заговорщика, после чего немедленно следовало жестокое наказание, причём он часто казнил без вины, без суда и следствия. Такая позиция фактически должна была заставить убояться весь народ страны, и этот народ должен был почувствовать ту неограниченную силу и власть, которой обладает "богопоставленный монарх". Именно преклонение перед неуёмной и ничем не ограниченной силой, Иван Грозный смог создать ту самую "веру в Царя", с которой русский народ жил в последующие столетия.

      Если Иван III действовал политическими, то есть демократическими методами и на уровне общения с различными княжествами, как отдельными юридически-независимыми образованиями, то Иван IV действовал методами неограниченной диктатуры, подавляя и уничтожая все автономные образования на территории России. Его действия носили по большей части характер морального или психологического давления, они подавляли своей мощью всякое самосознание нецентральных образований, а, следовательно, приводили к созданию общей корреляции всей людей во всём обществе в целом. Очевидно, что энергетика при этом значительно повышалась. То, что делал Грозный можно сравнить с созданием очень мощного поля в сегнетоэлектрике, когда под действием особенно сильного внешнего поля, все диполи материала ориентируются в одном направлении создавая единый и сильный дипольный момент.

      Это также можно сравнить с бозе-конденсацией, то есть создание условий, при которых всему народу значительно выгодно быть вместе, чем противостоять друг другу в составе отдельных независимых княжеств. Никто не будет сомневаться в том, что "единый и могучий" Советский Союз был действительно сильнее, чем то, во что он превратился после распада на мелкие самостийные республики. То, что деятельность Грозного носила "нечеловеческий характер", подчёркивается значительным усилением эффекта, который производили его жестокие расправы. Так, ставший фактически символом несравнимой жестокости разгром Новгорода, на самом деле уничтожил всего несколько тысяч людей.

      По сравнению с обычной войной того времени - это крохи, но поскольку сделано это было исключительно в ответ на моральный протест свободолюбивых и демократических жителей первого демократического города-государства на территории древней Руси, центральной диктатуре, то ситуация получила очень большой общественный резонанс. В Брежневское время, гибель десятков тысяч людей в афганской войне была менее показательна, чем публичная расправа над одним единственным инакомыслящим.

      Позиция Ивана Грозного, как человека, который стоит "первым после бога", определяется его ролью в качестве Феликса Эдмундовича Дзержинского. В этом случае нужно заменить понятие "бог" на понятие "правящая идеология". Он может отдавать всего себя служению защиты идеологии вне зависимости от того, что представляет собой эта идеология. При этом он служит её верным солдатом и исходя из главных концепций идеологии, усиливает среднюю частоту, то есть частоту "мощи отдельного государства", расправляясь с "врагами народа". В такой интерпретации "враг народа" - это враг всего государства в целом, как одной единой и неделимой единицы. Для Ивана Грозного "врагами народа" были самостийные княжества, которые не хотели подчиниться центральному диктату московского центра.

      Рассмотрим понятие "абсолютной диктатуры" с точки зрения теории множеств. Если существуют два независимых множества, А и В, то их можно отождествить с суверенными государствами. Если государство А включает в себя, то есть в свою "дружную семью народов", государство В, то можно считать, что множество В становится подмножеством множества А. Включить в дружественную семью, можно также с помощью прямого введения ограниченного контингента войск. Каждый элемент множества обладает вполне конкретным набором атрибутов. Эти атрибуты могут вполне у разных множеств пересекаться. Так, оба государства могут обладать одной и той же религией или говорить на одном и том же языке. После объединения двух множеств, новое множество АВ содержит элементы обоих множеств, причём элементы такого нового множества обладают различными наборами свойств.

      Очевидно, если государственная власть оказывается в руках множества А, то есть того множества, которое ввело ограниченный контингент, то очевидно, что такое свойство, как "центральный государственный орган" во множестве В исчезает, то есть теперь его роль играет государственный аппарат А. До тех пор, пока у некого подмножества множества А существует некое свойство или качество, которое отличает его от элементов множества А, такое подмножество существует, не смотря на то, что при этом такое подмножество зависимо. Например, наличие "своего языка", "своей религии", "своей независимой истории", "своей независимой культуры" может быть таким множеством, которое определяет существование подмножества В. То есть отдельное и определённое множество В существует, потеряв свою независимость.

      Такая ситуация сложилась в Российской Империи по отношению к завоеванным ею странам, Украине, Грузии, Казахстану итд. Очевидно, что при ослаблении мощности центрального связывающего потенциала имеющего длину волны, равную размер всей империи, такая империя распадается на множество мелких самостийных государств. Каждое самостийное государство теперь оказывается связанным "государственной волной", охватывающей только одно ставшее независимым государство, бывшее ранее лишь подмножеством.

      Только в том случае, когда у подмножества В не остаются ни одного качества или свойства, которое бы отличало его от множества А, такое множество может стать частью А, то есть полностью слиться с ним и, следовательно, существовать без необходимости введения ограниченного контингента. В случае с русскими княжествами XIV века, единственным качеством, которое отличало одно княжество от другого - это относительная значимость отдельных княжеских родов и фамилий, которые, так или иначе, претендовали на вес в правлении на Руси. После того, как очередной княжеский род полностью признавал власть Москвы или в противном случае, оказывался полностью уничтоженным, всё население княжества объединялось с остальным "русским народом" и очевидно для нового народа не существовало ни одного качества или свойства, которое бы отличало одного русского от другого.

      Уничтожение независимости отдельных княжеств, которые сумел объединить Иван III в состав Московского государства привело к созданию единого и неделимого Российского Государства, подчинённого строгой иерархической структуре с единым "богопоставленным царём" во главе и единой православной церковью, которая вполне поддерживала такую полностью единовластную, централизованную и даже в какой-то степени военизированную систему. Сама военизированность такого общества оказалась следствием особого внимания Ивана Грозного к "защите от врагов" включая и "врагов народа".

      Реальный и "живой" царь, который приводил политику, которая привела к таким результатам должен был встретить очень неоднозначное отношение к своей деятельности. Многие должны были ненавидеть его за количество пролитой крови и подавленного самолюбия. Он создал очень удобный "имидж царя", но сам он при этом оказался в основном отрицательным персонажем русской истории. Смута на Руси, которая возникла после того, как было удалено внешнее поле Ивана Грозного в конечном итоге привела к избранию коллективным сознанием нового, только что созданного Иваном Грозным "единого русского народа", всеми любимого и имеющего непосредственное отношение к Православию, родственника героя борьбы с поляками, царя Михаила Фёдоровича Романова, который стал основателем новой царской династии на Руси.

      Михаил Фёдорович Романов, он же Николай II, он же президент Путин, очень удачно мог пользоваться тем "имиджем единого богопоставленного русского царя" с одной стороны, а с другой стороны практически не вымешиваясь в жизнь русского народа, выполняя роль чистого символа, то есть "доброго и хорошего" царя, защитника всех русских людей, вокруг которого народ мог уже сплотиться под знаком "веры в царя". Но саму веру в царя создал "плохой" Иван Грозный, который доказал на Руси, что он "право имеет". Михаил Фёдорович тоже "право имел", иметь то имел, но не пользовался этим правом, а посему заслужил всеобщую любовь и признание.


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru