Карл I или роль Достоевского в становлении Западной Европы
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Карл I Великий, Ф.М Достоевский
      - Нехристианская вера, во-первых! - в чрезвычайном волнении и не в меру резко заговорил опять князь: - это во-первых, а во-вторых, католичество римское даже хуже самого атеизма, таково мое мнение. Да! таково мое мнение! Атеизм только проповедует нуль, а католицизм идет дальше: он искаженного Христа проповедует, им же оболганного и поруганного, Христа противоположного! Он антихриста проповедует, клянусь вам, уверяю вас! Это мое личное и давнишнее убеждение, и оно меня самого измучило... Римский католицизм верует, что без всемирной государственной власти церковь не устоит на земле, и кричит: Non possumus! По-моему, римский католицизм даже и не вера, а решительно продолжение Западной Римской империи, и в нем все подчинено этой мысли, начиная с веры. Папа захватил землю, земной престол и взял меч; с тех пор все так и идет, только к мечу прибавили ложь, пронырство, обман, фанатизм, суеверие, злодейство, играли самыми святыми, правдивыми, простодушными, пламенными чувствами народа, все, все променяли за деньги, за низкую земную власть.

      Ф.М Достоевский "Идиот". Монолог Князя Мышкина


Пророки и пророческие произведения Новейшего Завета

      По гипотезе проекта Старая Индийская Защита, Карл I Великий - это четвёртая роль сыгранная одним и тем же актёром в следующей последовательности:

Иисус Навин -> Симон Зелот -> Карл I Великий -> Ф.М. Достоевский

      Если задать вопрос, кто является создателем Западной Европы в том виде, в каком оно существует в настоящее время, то ответ будет однозначным - это был Карл I Великий. Если задать вопрос, кто несёт персональную ответственность за религиозный раскол между Православием и Католичеством, то есть фактически создал эффект однояйцовых близнецов колективного сознания в Христианстве, то ответ будет также вполне однозначным, это был Карл Великий. Не смотря на то, что формальносчитается, что религиозный раскол произошёл в 1054 году, то есть в томсамом году, в котором точно произошёл взрыв, который привёл к созданию Крабовидной туманности, ядро раскола было создано именно с подачи Карла.

      После распада Западной Римской Империи, править бал стал грубый варвар. Территория Западной Европы была населена многочисленными племенами, которые не имели ни единой религии, ни единой государственности, ни какой бы то ни было идеи. Ответственность за римскую государственность взяла на себя Византия, которая стала играть роль своеобразного "дворянина", носителя особой наследной крови, которая ставила её в предпочтительное положение перед всеми другими странами. Если сравнить карту Европы X века и XX века, разница будет не слишком принципиальной. Все страны, Франция, Германия, Италия все примерно на своих местах.

      Карта VII века не имеет ни одного знакомого названия. На этой карте не существует ни одного из существующих государств. С одной стороны кажется, что история Европы с V по VIII век - это совершенно бесплодное и бестолковое время, какое-то бесконечное нагромождение войн, междоусобиц, вторжений, территориальных разделов и переделов. Кажется, что всё лишено всяческого смысла... Всё кажется, каким то диким фантастическим сном, лишённом всякой логики и здравого смысла, но вот подходит IX век и на карте появились современные государства, то есть государства, которые существуют и в настоящее время в том самом виде как они существуют сейчас. Появляются те самые национальности, которые составляют основу современной Западной Европы - французы, немцы итд.

      Посреди этого удивительного превращения или самоорганизации хаоса в упорядоченную структуру высокого порядка стоит фигура Карла I Великого. Поскольку он был не француз и не немец, поскольку этих народностей ещё до него не существовало, то он фактически стал родоначальником как немцев, так и французов и обе народности считают его "своим родным". Он одинаково может считаться основателем и Франции и Германии, хотя такая точка зрения может не соответствовать идеологии национального шовинизма этих отдельных стран.

      Народность "франки" достаточно неоднозначна и не изучена до конца, но именно эта фактически абстрактная национальность привела к рождению французов и немцев. Так, Чингисхан был одновременно и монголом и татарином, но опять же точнее нужно сказать, что в его время ни монгол, ни татар ещё не было. Он был представителем абстрактной, исчезнувшей национальности.

      Из исторических источников известно, что Карл был очень азартен. Он вначале в раннем возрасте "держался" но когда сорвался и начал свою военную деятельность, то уже не мог остановиться до конца своей жизни. Такая установка на "азарт" в покорении Европы, как аналог игры в рулетку, был очень ясно представлен Ф.М. Достоевским, то есть тем же Карлом в своей книге "Игрок". Тождество Карла и Достоевского не вызывает никаких сомнений. В творчестве Фёдора Михайловича просматриваются множество морально-психологических ситуаций, в которых в разное время оказывался Карл I и исходя из трактовки этих ситуаций Достоевским, можно ясно понять, что именно руководило действиями Карла в том или ином событии.

      Сама тема "Братьев Карамазовых" имеет прямую связь с очень остро пережитой Карлом ситуации, которая в истории названа "Война трёх братьев". У Карла было три сына и он поделил между ними свои территории, но внезапно от нового брака у него появился новый, четвёртый сын, который стал очень серьёзной помехой, поскольку серьёзно изменял расстановку сил "трёх братьев" и не получил ничего, не смотря на то, что был вполне законным братом, только рождённым не в совсем нужное время. Война между братьями началась после смерти Карла и фактически привела к распаду Священной Римской Империи Карла на Францию, Германию и Италию.

      Когда Карл решил жениться на византийской императрице Ирине, ситуация представлял собой примерно то, как описаны в книге "Братья Карамазовы" отношения между Митей и Катериной Ивановной. Императрица Ирина смотрела на Карла, как на дикого варвара, выскочку и ставила его на значительно более низкую ступень, чем себя, поскольку сама считала себя представителем "белой кости" великой Византии. Жениться на Ирине для Карла с одной стороны было очень выгодно, а с другой, морально-психологической стороны, это было равносильно супружеству Мити и Катерины Ивановны, которой он в книге, как известно, приказал "кланяться".

      Само резкое и враждебное отношение к тому, чтобы принять чей-то поклон находит очень сильное отражение к книгах Достоевского. На протяжении всей книги "Братья Карамазовы" он рассматривает несколько ситуаций, когда принятие "поклона в свою честь" означает очень сильный нравственный удар, от которого часто может не быть защиты. Эта тема рассмотрена в отдельной статье. Так может быть вполне ясно и однозначно объяснена историческая загадка, которую историки не могут понять до сих пор.

      На приёме папы Льва III, 23 декабря 800 года, пара римский торжественно надел на Карла императорскую корону, после чего все находящиеся в зале римляне и франки трижды воскликнули:

      – Да здравствует и побеждает Карл Август, Богом венчанный великий и миротворящий римский император!

      После чего папа римский "согласно обычаю древних времён" преклонил перед Карлом I колени. Фактически родилась новая империя, охватившая всю Европу. За тридцать лет войн, Карл захватил Италию, Саксонию, Баварию, Бретань, Аквитанию, Северную Испанию, пограничные области юго-востока. Территория его империи не отличалась по площади от Западной Римской Империи. Римский собор от 25 декабря 800 года: провозгласил «Поскольку в настоящее время в стране греков нет носителя императорского титула, а империя захвачена местной женщиной (императрицей Ириной), последователям апостолов и всем святым отцам, участвующим в соборе, как и всему остальному христианскому народу, представляется, что титул императора должен получить король франков Карл, который держит в руках Рим, где некогда имели обыкновение жить цезари».

      Тем не менее, существует свидетельство, которое современными историкам объяснена быть не может. Царедворец и биограф Карла Эйнгард писал, что его государь был весьма неприятно поражен случившимся. Согласно Эйнгарду, Карл даже заявил, что знай он о намерении папы заранее, он никогда бы не пошел в этот день в собор! Ситуация где-то отдалённо напоминает историю, описанную в книге Достоевского о том, что старец Зосима преклонил ноги перед Митей, который пришёл на встречу со старцем для того, чтобы урегулировать отношения со своим отцом. После того, как старец поклонился Мите, тот резко убежал от старца.

      Карла I считали значительно религиознее римского папы, поскольку он принимал церковную тему значительно ближе к сердцу, чем сам папа даже не значительно вникая в суть дела. Раскол Христианства, вызванный реформами Карла I в общих чертах повторяет то, что сделал патриарх Никон в России, за исключением того, что никто не стал особенно сопротивляться решению Карла. Просто эта реформа отделила Византию, а, следовательно, и Православие от Католицизма, сделала их несмачиваемыми коллективными сознаниями.

      Будучи строгим ревнителем веры, Карл I требовал строгого соблюдения религиозного догматизма, в том виде, как это исходит от Римской Католической церкви. Он активно боролся со всеми раскольниками и ересями. В своей активной борьбе, он потребовал изменения символа веры. Старый символ веры говорил о том, что "Дух святой" исходит "От отца". Карл настоял на том, чтобы символ веры был изменён так, что "Дух святой" исходит "От отца и сына". Папа римский Лев III чувствовал, что это может привести к серьёзным последствиям и советовал не включать это условие в символ веры, но Карл настоял на своём. В результате это послужило основой для религиозного раскола в 1054 году между западной и восточной церковью.

      Фёдор Михайлович Достоевский был активным защитником веры в её восточном варианте и резко выступал против Католичества. Своё отношение к католичеству он вложит в уста князя Мышкина. Нужно подчеркнуть, что та активность с которой Достоевский защищал символы веры, вполне соответствует тому, как он защищал римскую церковь, будучи Карлом Великим, а то, что именно он защищал, не имеет для него принципиального значения. Он с таким же азартом готов защищать Православие в Православной стране, с которой он защищал римскую церковь, когда находился в Европе.

      Но основой для идеологического наполнения Западной Европы стала тем не менее идея частной собственности или как её ещё называют "идея капитала". То, что Карл делал с завоеванными территориями, вполне соответствовало деятельности Чингисхана. Он создавал новые административные образования, органы управления и всю структуру феодального общества. В отличие от Чингисхана, в центре идеи, которого была всё-таки "вера", в основе идеологии Карла был прагматизм и чувство собственника. Чингисхан дела всё ради "великой цели", а Карл делал всё только для самого себя и своих детей. В результате, эта идея собственности стала одной из главных, базовых идей Западной Европы.

      Возвращаясь к временам Иисуса Навина, можно проследить, что именно двигало им после смерти Моисея. Если Моисея волновали в основном чисто идеологические вопросы, а золотой телец и материальное ставилось на второй план, то Навин ставил перед собой вполне конкретную прагматическую задачу - создать новое еврейское государство и обеспечить нормальную материальную жизнь для своего народа. Как известно, чистой идеологией сыт не будешь. Так, параллельно с чисто идеальной составляющей иудейского народа созданная Моисеем появилась прагматическая, материальная составляющая имеющая отношение к вполне конкретному государству и на вполне конкретном месте. Из всего этого следует, что Западная Европа была с концептуальной точки зрения построена по принципу аналогичному тому, как было образовано первое еврейское государство, а Восточная Европа - это результат того, к чему могло бы привести создание "мессианского государства", если бы Бар Кохба смог достичь своей цели во втором веке нашей эры.

      Роль денег, капитала и материального аргумента играет очень значительную роль в произведениях Достоевского и, особенно в его книге "Подросток", где автор в очень резкой и злой форме показывает, в чём именно заключается вся сила денег в жизни общества. С одной стороны деньги дают неограниченную власть, которая в обществе может определять также и нравственные и авторитарные качества. "Любовь" в таком случае вполне может быть вызвана толстым кошельком, а, следовательно, и вес суждений и многие психологические параметры могут вполне зависеть от размеров кошелька. Тем не менее, Достоевский ясно показывает, что именно поэтому такая структура ценность общества говорит о том, что такое общество порочно и истинные нравственные ценности не могут и не должны определяться материальной компонентой.


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru