Успехи династии Гогенштауфенов в философии и шахматах
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум

Готфрид Лейбниц Готфрид Лейбниц
Фридрих I Барбаросса
Эммануил Кант Эммануил Кант
Генрих VI
Фридрих Гегель Фридрих Гегель
папа Иннокентий III
Вольфганг Гёте Вольфганг Гёте
Фридрих II

Вильгельм Стейниц Вильгельм Стейниц
1-й чемпион мира
Эммануил Ласкер Эммануил Ласкер
2-й чемпион мира
Хосе Рауль Капабланка Хосе Рауль Капабланка
3-й чемпион мира
Александр Алёхин Александр Алёхин
4-й чемпион мира

Основные идеи проекта Старая Индийская Защита

      В соответствии с гипотезой проекта Старая Индийская Защита, короли Священной Римской Империи династии Гогенштауфенов и папа римский Иннокентий III приняли участие в следующих партиях:


Фридрих I Барбаросса -> Готфрид Лейбниц -> Вильгельм Стейниц
Генрих VI -> Эммануил Кант -> Эммануил Ласкер
Иннокентий III -> Фридрих Гегель -> Хосе Рауль Капабланка
Фридрих II Гогенштауфен -> Вольфганг Гёте -> Александр Алёхин

      Такое предположение можно сделать, если рассмотреть некоторые корреляции связанные с элементами характера и особенностями жизненных принципов каждого из вовлечённых людей. Желание мирового господства есть совершенно объективное качество и совершенно не зависит, какими методами конкретный человек желает его достичь и с какой целью. Идея захвата Шахматной Короны на мировом первенстве, задавив при этом всех конкурентов совершенно аналогично, например, желанию Папы римского Иннокентия III захватить весь мир под власть Католической церкви и уничтожить при этом всех инакомыслящих и все ереси.

      Династия Гогенштауфенов пришла к власти в Германии с идеей восстановления Священной Римской Империи по образу и подобию того, как к этому вопросу подходил её создатель Карл I Великий. В основе для существования такой "священной" империи была идея того, что римская католическая власть должна править всем миром, что во главе мирового господства должен находиться римский папа, как наместник бога на земле, а над ним может быть только "бог". Король в таком распорядке сил является орудием в руках римской католической церкви, а, следовательно, его послушным орудием в задаче захвата и удержания мирового господства.

      Самым известным римским папой того времени был некий Иннокентий III, который считается отцом римской католической инквизиции. Механизм сжигания еретиков и военная борьба со всеми ересями, то есть религиозными инакомыслящими была поставлена у Иннокентия III в ранг правящей идеологии и непременного условия того, что путь к правде должен неизбежно пройти через море крови, которое он проливал "во имя Христа". Папа Иннокентий III так же считается главным идеологом Крестовых походов на Иерусалим, для того, чтобы с помощью военной силы установить господство Римской Католической Церкви над всеми территориями Ближнего Востока.

      Особенно громкую известность имела история борьбы папы с альбигойцами, появившимися на юге Франции ещё в XI веке. Эта "ересь" была занесена крестоносцами с Востока. Эта "ересь" катар, что в переводе с греческого означает "чистые" утверждала, что в мире существует две высшие силы: Бог и Дьявол, они считали мир дьявольским порождением, осуждали всё земное, призывали к аскетизму и обличали католическое духовенство. Иннокентий III решил прояснить ситуацию, послал туда некого Доминика Гусмана. Оказалось, что еретики не верили в искупительную жертву Христа и отвергали церковные порядки. Доминик вернулся в Рим с твёрдым убеждением, что справиться с такими мнениями можно только с помощью военной силы, поэтому в 1209 году, Иннокентий III призвал к военному походу, который положил начало альбигойским войнам.

      Особенно кровавым эпизодом стала резня в г. Безье. Когда армия римского папы, возглавляемая северными французскими баронами подошла к городу, лидер альбигойцев Раймонд Тулузский сдался. Несмотря на это, город был разграблен, а более чем 700 его жителей включая женщин и детей, укрывшихся в церкви святой Магдалины были зверски убиты.

      Всё, что было сделано Иннокентием III, имело страшные, фатальные последствия. Созданная Иннокентием III римская инквизиция превратилась в холодное оружие расправы над инакомыслящими и функционировала в течение нескольких сотен лет после этого. Вместе с этим самого папу Иннокентия III ни в коем случае нельзя назвать жестоким человеком - он приводил в исполнение свои идеи дистанционно, сидя в Риме и своими собственными гладами не видел того, что происходит по его приказу. Он также не мог знать, какие последствия для Римской католической Церкви и для всего мира в целом обернётся введённый им аппарат святой инквизиции.

      Воспитанником Иннокентия III и одним из самых ярких правителей того времени был Фридрих III Гогенштауфен. Начав свою королевскую участь в качестве правой руки папы Иннокентия III, он активно боролся против еретиков и участвовал в Крестовых походах. Правда, он не обладал никаким религиозным фанатизмов и истреблял еретиков только как дань католической церкви, которая таким образом, поддерживала королевскую власть. Однажды, он вернулся из крестового похода, сославшись на то, что "болен". Вне зависимости от того, действительно ли он взял больничный по состоянию здоровья у своих религиозных покровителей или это была простая симуляция, тем не менее, он был отлучён от церкви приказом папы Григория IX от 1227 года. В ответ, Фридрих II обнародовал резкий памфлет против папы, который принудил Григория IX временно бежать из Рима.

      После этого за несогласие с линий партии римской католической церкви, Фридрих II был после этого ещё несколько раз отлучён от церкви. После его смерти Священная Римская Империя полностью развалилась. Единственно, что удерживало это государственное образование была кипучая активная деятельность Фридриха II для её поддержания и когда Фридрих II скончался, папство смогло восторжествовать, а Германия вступила в полосу смут. Основной причиной для гибели Священной Римской Империи оказалось наличие двух несовместимых властей: светской власти императоров и папской власти католической церкви. Только при условии того, чтобы они договорились, можно было бы достичь какого то успеха, но очевидно, что суверенная Германия, да и другие страны ни при каких обстоятельствах не могли выражать точку зрения Рима, какими высокими и божественными не казались при этом цели такого подчинения.

      Первым королём из династии Гогенштауфенов, который фактически начал всю эту историю и определил основное направление его потомков, был Фридрих I Барбаросса. Его прозвище стало впоследствии очень известно как название плана Адольфа Гитлера по захвату мирового господства. Сам Фридрих I Барбаросса служил для Адольфа Гитлера лучшим примером для подражания, как человек, который решил на основании божественности немецкого народа создать мировую империю. Фридрих I воскресил образ своего далёкого предка Карла I Великого: в 1166 году по инициативе Барбароссы, Карла Великого канонизовали, а столицу его империи, Ахен объявили священным городом.

      Сын Барбароссы, Генрих VI сочетался браком с принцессой из сицилийского королевства - Констанцией, что привело к очередному конфликту с папством и после того, как у Констанции умер бездетный племянник сицилийский король Вильгельм II, Генрих II стал четырежды венценосцем: он владел одновременно германской, итальянской, сицилийской и императорской коронами. Генрих VI возглавлял очень сильное государство, вассалом императора признал себя даже английский король Ричард Львиное Сердце. Генрих VI мечтал покорить себя также и Византию, но так и умер, не осуществив своих планов. После смерти Генриха VI королём стал его четырехлетний сын Фридрих II Гогенштауфен.

      В соответствии с гипотезой проекта Старая Индийская Защита такой яркий и в то же время ограниченный набор таких оригинальных и достаточно сильных характером людей должен был проявить себя в будущем. Так, предполагается, что эти четыре человека: Фридрих I Барбаросса, Генрих VI, Фридрих II Гогенштауфен и папа Иннокентий III составили ядро так называемой "немецкой классической философии", а впоследствии отличились также, как первые четыре обладателя шахматной короны. Сравнение основного подхода к философии и тактики шахматной игры может очень ясно показать все особенности PSSM, то есть объективных составляющих "души" этих людей, которая не зависит от того, в каких условиях и при каких обстоятельствах они проявляют свои душевные и психологические качества.

      Основной идеей всей немецкой классической философии является введение и исследование механизмов "развития", то есть, благодаря чему в принципе происходит эволюция в Природе. Понятия, введённые представителями немецкой классической философии составляют центральное ядро проекта Старая Индийская Защита. Рассмотрим, какие именно идеи были рассмотрены каждым из этих немецких философов, и какое это отношение имеет к данному проекту.

      Готфрид Лейбниц стал основателем интегрального и дифференциального исчисления, что является чисто математическим описанием того, как происходит развитие любых функций, включая при этом и самые абстрактные. Именно Лейбниц ввёл понятие бинарного исчисления, то есть, как можно описать всё с помощью только нулей и единиц и создал первую в мире вычислительную машину, которая могла производить четыре арифметических действия, возводить в степень и извлекать квадратный корень. Лейбницу принадлежат термин "алгоритм" являющийся основой всей вычислительной техники.

      Лейбницу принадлежит гипотеза возникновения солнечной системы из одного облака, то есть он рассматривал идею создания структурированных объектов из хаоса. Его идея о "монадах", из которых может в конечном итоге развиться всё вполне соответствует понятию "реликтового поля", из которого в результате взаимодействия с пространством, могут возникнуть все элементарные частицы, а, следовательно, и весь мир. Он считал, что "люди - это маленькие боги", что означает, что в каждом человеке, как, кстати, и в животном и в любом другом живом существе содержатся некие бессмертные субстанции или "души", что вполне соответствует понятию о PSSM.

      Жизнь Лейбница была драматической. Он остался непонятым и презираемым невежественной и спесивой придворной кликой. Он писал "Не будь войн, раздирающих Европу со времени основания первых королевских обществ или академий было бы сделано очень много, и можно было бы уже воспользоваться нашими трудами. Но сильные мира сего большею частью не знают ни значения их, ни того, что они теряют, пренебрегая прогрессом серьёзных знаний. Хорошо известен спор между Лейбницем и Ньютоном за первенство в создании дифференциального исчисления. Ньютон хотел доказать, что он это сделал первый и они стали обвинять друг друга в плагиате. Английское королевское общество присудило пальму первенства Ньютону.

      Не концентрируя внимания на том, кто именно создал дифферециальное и интенральное исчисление первым, нужно признать удивительным сам факт, что такая сложная и принципиальная математическая теория могла возникнуть в умах и быть развита параллельно двумя совершенно разными и не общающимися между собой людьми. Более правильным решением, было бы признать, что эта теория не принадлежит ни тому, ни другому, а является примером "откровения свыше". Аналогичное утверждение нужно сделать и для работ других немецких философов - Канта, Гегеля и Гёте.

      Церковники и власти преследовали Лейбница и после смерти. Целый месяц тело великого философа и математика лежало без погребения, поскольку лютеранские пасторы, почти открыто называвшие Лейбница "безбожником" ставили под сомнение саму возможность его захоронения на христианском кладбище. Обстоятельства его смерти также же говорят о том, что он мог быть отравлен религиозным фанатиком, который вместо "домашнего средства" дал ему яд. Лейбниц умер через час после принятия "лекарства".

      Таким образом, Лейбниц первым рассмотрел с чисто формальной, математической точки зрения понятие развития и фактически констатировал, что развитие может происходить из минимального объекта во всё, что угодно, в самые сложные структуры мироздания. Его философская концепция ещё требует внимательного изучения на предмет корреляции с фундаментальными идеями космологии и принципом возникновения Вселенной из однородного хаоса в противовес теории Большого взрыва.

      Эммануил Кант рассмотрел механизм развития индивидуального сознания. Его представление о "вещи в себе" и "категорического императива" говорящего о том, что каждый человек представляет собой отдельную Вселенную и что Вселенная существует в человеке, только как отображение этого объективного объекта, аналогом которого в проекте старая Индийская Защита является PSSM - Person Specific Space Matrix. Вселенная отдельного человека, которая фактически является объективным объектом, отвечает за то, как именно видит человек этот мир. В представлении Канта и это вполне соответствует идеологии проекта Старая Индийская Защита, существует столько Вселенных и миров, сколько людей. Каждый человек уникален и неповторим и, следовательно, именно он определяет всю Вселенную вокруг него. Для каждого конкретного человека Вселенная существует такая вселенная, каков у этого человека PSSM.

      Прямой аналогией такого подхода является концепция Общей Теории Относительности, в которой пространство задаётся Тензором кривизны пространства, а каждое тело, обладающее массой, искривляет это пространство и, следовательно для каждого тела, Вселенная при всех прочих равных получается совершенно различной. Человек, своим "я" искривляет или "окрашивает" мир вокруг себя и поэтому он видит его совершенно в ином свете, чем другой. Такой подход в философии называется "субъективный идеализм" по тому, что именно оказывается в центре внимания такой философии. Точка зрения Канта и его системы - это внутри отдельной живой системы. Он смотрит изнутри её глазами на искривлённый мир и подчёркивает, что этот мир в том виде, как он его видит существует субъективно и зависит от того, кто на этот мир смотрит.

      Если удалить объект наблюдения, то в таком представлении мир перестанет существовать, поскольку он оказывается непосредственно связан с каждым конкретным PSSM. Невозможно сказать какой цветок красивее, если при этом не присутствует некто, кто делает заключение по этому поводу. С другой стороны цветок обладает вполне объективными свойствами, которые не зависят от наличия наблюдателя - так его цветовая гамма может быть вполне конкретно выражена в спектральных терминах электромагнитных волн и это не имеет никакого отношения к тому, что по этому поводу думает наблюдатель.

      Кант писал о своей позиции: "Душа обладает тремя способностями: способностью познания чувства удовольствия, неудовольствия и способностью желания. Для первой я нашёл принципы a priory в "Критике чистого разума", для третьей - в "Критике практического разума". Таким образом, он развивает идею о том, что PSSM или "матрица вселенной каждого человека" отнюдь не статический объект, а объект способный к развитию в процессе субъективного, чувственного познания мира. При этом, очевидно, что и мир вокруг человека изменяется вместе с его "Я". Таким образом, оказывается, что в процессе жизни человек развивает самого себя, а, следовательно, и весь "свой мир". Такое бесконечное развитие от простейших форм видения мира к более сложным с точки зрения проекта Старая Индийская Защита, считается главной целью человеческой жизни, как части развития всей Вселенной в целом.

      Не смотря на то, что философия рассматривает точку зрения Гегеля практически ортогональной точке зрения Канта и в отличие от "субъективного идеализма" называет Гегеля "объективным идеалистом". На самом деле, в самом широком смысле, они просто смотрят на одного и того же слона, но с разных сторон. Главное понятие, вокруг которого крутится идеология Гегеля - это понятие о "абсолютной идее" или "чистом, не знающим пределов Разуме", а также "диалектике", как основном механизме развития и "общества" и "идеи". Характерным примером диалектического отрицания является "тезис" - "античность", "антитезис" - "средневековье" и последующий за этим "синтез" - "эпоха возрождения". Таким образом, диалектика Гегеля описывает механизм развития как бесконечной раскручивающейся спирали, когда на каждом очередном витке, общество и "идея" проходит всё то, что уже было, но на качественно более высоком уровне.

      В соответствии с Гегелем - "противоречие есть критерий истины, отсутствие противоречия есть критерий заблуждения". Внутренний конфликт является непременным условием любого развития и отсутствие конфликта есть признак смерти системы. Это утверждение в примитивном смысле означает необходимость одновременного наличия "добра и зла" для жизнеспособности любой системы. Ни при каких обстоятельствах и ни при каких условиях невозможно сказать о том, что такое "добро" без понятия о том, что такое "зло". Критерии добра и зла также зависят от времени и места и также подвержены развитию. ТО, что могло считаться верхом добродетели и справедливости во времена царя Соломона или Моисея в настоящее время может быть идентифицировано, как страшное преступление.

      Для любой живой и жизнеспособной системы для любого "тезиса" должен существовать "антитезис", то есть своя противоположность. Только в этом случае система может развиваться. Как только государство превращается в однопартийную систему и удаляет всех оппонентов, становясь или не становясь при этом диктатурой, это может быть прямым признаком того, что такое общество не сможет долго прожить и что его ожидают страшные катастрофы. Жизни совершенно безразлично что по этому поводу думает общество и власть имущие, если у травинки блокировать возможность свободного роста, то она неизбежно рано или поздно разнесёт асфальт в щепки.

      Если Кант рассматривает PSSM и фактически его объективность, то Гегель говорит о механизмах развития духа или "идеи". Это принципиально отличается от позиции диалектического материализма, который утверждает, что материя способна к развитию. Отнюдь, в отличие от PSSM, материя стремится к упрощению, порядку, а, следовательно, смерти. Смерть выгодна материи, а жизнь выгодна духу и в этом они ортогональны. Принципиальным отличием "идеи" или "духа" от материи является то, что он может развиваться в цикле, а материя рано или поздно должна перейти в более энергетически выгодное, упорядоченное, а, следовательно, более простое состояние, равносильное смерти.

      Развитие Гегелевского "духа" происходит "в себе", то есть "тезис" и "антитезис" есть суть часть идейных понятий и к материи это не имеет вообще никакого отношения. Гегель рассматривает объективную "абсолютную идею" или некий объект, где каждый отдельный человек является только частью. Таким образом, масштаб и точка зрения Гегеля и Канта принципиально различны. Если Кант смотрит на мир "из отдельного PSSM", то Гегель смотрит на общее множество всех PSSM, как частей одной объективной субстанции. При этом никакого противоречия между их позициями не происходит. Действительно, если один человек говорит о том, как устроена клетка, а другой, какая форма у данного насекомого, то противоречить такие люди просто не могут в принципе.

      Очевидно, что развитие отдельного PSSM и коллективного сознания, которое является совокупностью отдельных PSSM, взятых вместе, может подчиняться одним и тем же законам. Внутренние противоречия внутри одного человека аналогично приводят к его духовному развитию, как и противоречия внутри отдельного общества и различных групп отдельного общества. Так, известный конфликт между крестьянами и власть имущими в России привёл к страшной и всёразрушающей революции 1917 года. Это конфликт коллективного сознания. Внутренний конфликт Фёдора Достоевского, униженного и оскорблённого в Петербурге привёл к созданию величайших книг мира. Постоянные противоречия и конфликты между отдельными предпринимателями в буржуазной системе приводят к очень быстрому развитию экономики и всего материального общества. Однородный бульон государственной экономики социалистического общества приводит к полному застою. Результат - утверждения о том, что в России никогда не будет своих Мерседесов.

      Объективная познаваемость мира и научный подход находятся вне сферы Канта, но непосредственно связаны с точкой зрения Гегеля. Объективный мир, то есть мир, который не зависит от отдельного сознания, познаваем и существует совершенно независимо от того, хочет этого человек или нет. Более того, познаваемым оказывается и субъективный элемент, который зависит от сознания конкретного человека. Так, главная концепция Новейшего Завета заключается в том, что на основании изучения творчества ограниченного набора писателей можно совершенно объективно и совершенно независимо от сознания изучить такие объекты и понятия, которые совершенно субъективны, то есть как одно и то же событие может быть рассмотрено самыми разными людьми.

      Прямым аналогом такого подхода является исследование происшествия в горах. Случился инцидент. Группа попала в особые условия, и были вызваны спасатели. Каждого члена группы заставляют написать подробный отчёт о том, что же в действительности произошло. Очевидно, что каждый напишет что-то под своей особой точкой зрения и под своим особым соусом. Объективное рассмотрение события возможно только после полного изучения мнений всех вовлечённых в событие людей. Это оказывается тем самым случаем, в котором точка зрения Канта и точка зрения Гегеля пересекаются. Чисто субъективная "вещь в себе" рассматривается с совершенно объективной, последовательной точки зрения.

      Вольфганг Гёте считается, прежде всего, писателем, а не философом, но как это ни странно, именно он уводит ещё дальше масштаб рассмотрения мироздания на следующую ступень. Кант рассматривает систему под микроскопом. Для него человек - это Вселенная. Гегель рассматривает "абсолютную идею" и механизм её развития на макроскопическом уровне коллективного сознания. Гёте выходит за рамки отдельного сознания и уже смотрит ни всё через телескоп. В его масштабе, развитие или диалектика Гегеля выходит за рамки "идеи" и "духовное" входит в конфликт с материей. Если для Гегеля всё можно было вместить в рамки "абсолютной идеи", то у Гёте идея вступает в конфликт с материей.

      Самым высшим проявлением диалектики Природы, таким образом, оказывается единство и борьба основных противоположностей - мира духовного и мира материального. В своём главном произведении "Фауст", Гёте рассматривает ситуацию, когда материальные ценности можно приобрести в ущерб для духовных... В таком масштабе идея борьбы "Добра" со "Злом" переходит в противостоянии "материи" и "сознания", то есть духовного начала. Получив определённые преимущества в материальном представлении, система значительно теряет в "вечном" или духовном. С другой стороны следование принципам духовности и вечным ценностям значительно ущемляет человека в материальном мире.

      Таким образом, на самом высоком уровне, "духовное" или чисто живая идея вступает в конфликт с абстрактным мерилом материальных ценностей -деньгами. И та и другая категории переходят полностью в абсолютную абстракцию. Деньги представляют собой абстрактную меру материальных ценностей и благ, а чистый дух переходит в чистую и требующею постоянного развития "абсолютную идею". Очевидно, что для развития любой системы невозможно обойтись без материи, и она совершенно необходима для развития совершенно аналогично тому, как внутреннее противоречие необходимо для развития человеческого духа. Желание "заработать деньги", получить "положение в обществе" в результате приводят к конфликту, а, следовательно, развитию и материального и духовного. Духовное или идея развивает материю, а материя развивает дух.

      Желание к большему комфорту и дополнительным степеням свободы позволили идее развить компьютерную технику - так возникли компании Microsoft и Intel. Развитие информационных технологий позволило человечеству встать на совершенно новую ступень, а, следовательно, материя в данном случае позволила значительно развить дух. Но как только развитие останавливается и материальное начинает мешать развитию духа, а, следовательно, развитию прогресса, то рано или поздно такая материя оказывается разрушенной.

      Подводя итоги этому ядру немецкой классической философии можно сказать, что Лейбниц построил математическую теорию развития, Кант рассмотрел минимальную структуру отличную для каждого отдельного человека и объяснил идею развития этого "банка ассоциаций", Гегель сформулировал принципы диалектики и развития "духа" на макроскопическом уровне коллективного сознания, а Гёте рассмотрел развитие, как результат конфликта самых общих категорий мира, материи и "духа" на примере Фауста и Мефистофеля.

      В соответствии с гипотезой проекта Старая Индийская Защита, те же самые философы значительно отличились в шахматной игре, заняв первые четыре места среди обладателей шахматной короны. Если предположения проекта верны, то самым интересным вопросом остаются вопрос, а кто именно в данном случае играет в шахматы, если шахматными фигурами служат реальные люди и результатом такой игры являются новые философии и идеологии, а также конечно и человеческие судьбы, так органически переплетающиеся с судьбами всего мира.

      Вильгельм Стейниц или Лейбниц, он же Фридрих II Барбаросса, именем которого был назван великий план захвата всего мира Адольфом Гитлером, родился в Праге, в гетто, в многодетной семье еврейского портного. Вначале он собирался стать журналистом, он также начал изучать математику в политехническом институте, но бросил из-за недостатка средств на обучение. Ему пришлось подрабатывать, играя в шахматы в кафе за деньги. Он стал регулярно играть в шахматных турнирах, превратился в профессионала и добился значительных успехов. Вначале он жил в Англии, после чего переехал в Нью-Йорк.

      В 1886 году состоялся первый официальный матч на звание чемпиона мира и Стейниц становится первым чемпионом мира по шахматам. Он уступит шахматную корону Эммануилу Ласкеру в 1894 году. После поражения он не отошёл от шахмат, но продолжал участвовать в соревнованиях. Окончил свою жизнь он очень трагически - от сердечного приступа в психиатрической клинике. Стейниц вошёл в историю не только как первый шахматист, но и как теоретик шахматной игры, автор учения, которое стало поворотным пунктом в развитии шахматной игры.

      Эммануил Ласкер, был шахматным теоретиком, литератором и математиком. Ласкер имел степень Доктора философии. В игре Ласкера сочеталась логика, техника и очень индивидуальный подход к партнёру. Развивая концепцию Стейница, углубил учение о стратегическом плане, определяющем структуру позиции, взаимодействие фигур, возможности тактического решения возникших в конкретной ситуации задач; сформулировал важнейшие принципы тактической и психологической борьбы, раскрыл содержание шахматной комбинации как главной формы качественного изменения течения шахматной партии.

      В предположении проекта Старая Индийская Защита, Ласкер - обладает тем же самым PSSM, что и Генрих IV Гогенштауфен, а также Эммануил Кант. Он был чемпионом мира по шахматам 26 лет с победы над Стейницем в 1894 году до проигрыша Капабланке в 1921 году.

      Хосе Рауль Капабланка был вундеркиндом. Он в четыре года спокойно обыгрывал в шахматы своего отца и смог выиграть у мастера спорта без ферзя. В 13 лет стал чемпионом Кубы. В 21 год он выиграл матч у чемпиона США по шахматам Маршалла и стал главным шахматистом США. После этого он очень много играл в различных турнирах, постоянно повышая свой уровень и, наконец, в 1921 году был вполне готов для того, чтобы вызвать на матч Эммануила Ласкера. Он победил Ласкера с разгромным счётом 4-0=10 и стал третьим чемпионом мира.

      В технике Капабланки наблюдались тенденции к упрощению позиции, где требовалась глубокая интуиция и виртуозная техника. В 1927 году он встретился с Александром Алёхиным в матче и проиграл ему. На пике своей шахматной карьеры он приобрёл репутацию "шахматной машины в образе человека", виртуоза шахматной техники, безошибочно использующего малейшие позиционные преимущества. В этом, возможно, заключалась и основная причина, по которой, он проиграл Алёхину и после этого не смог составить ему достойной конкуренции. Алёхин был "живым шахматистом", слишком "живым" и для него шахматная партия было не точно размеченным машинным процессом, а совершено активной живой битвой, в которой он мог проявить себя как гениальный тактик, находя в любых ситуациях самые оригинальные пути.

      Капабланка привык видеть в любой ситуации только "самые правильные" и "самые прямые" методы, и это приносило значительный ущерб его игре. Можно сказать, что Капабланка был более "материей", чем "духом", а Алёхин больше "духом", чем "материей". Но если материя стремиться к более простым и правильным вариантам, а "дух" стремится к запутанности и усложнению, то получается, что стиль игры Капабланки и Алёхина был в прямом перпендикуляре.

      Алёхин был гением другого сорта. Если Капабланка был классический "вундеркинд", то Алёхин был "счётчик". Он обладал феноменальной памятью и мог спокойно вслепую играть на сотне шахматных досок в параллель. Стиль игры Алёхина был "ярко атакующий". Он смело шёл в атаку, усложнял ситуацию до крайности и выигрывал за счёт оригинальных тактических решений. Мощность игры Алехина была настолько высока, что ему не могли противостоять даже самые выдающиеся шахматисты его времени - это была шахматная звезда нулевой величины. Нимцович говорил, что он расправляется со всем, как "с желторотыми птенчиками". Алехин говорил, что "для него шахматы не игра, а искусство", он вкладывал в игру всю свою душу.

      При всём своём творчестве и энергии, Алехин обладал нестабильной психикой. Проигрыш Эйве в 1935 году можно было объяснить только алкоголизмом, который был связан с как раз с тем, что, став абсолютным чемпионом и поднявшись на недосягаемую высоту, он оказался в состоянии, что ему уже больше некуда стремиться и это стало для Алехина самым страшным испытанием. Только потеряв шахматную корону, он смог снова взять себя в руки, мобилизоваться и вновь стать чемпионом мира.

      Если рассмотреть противостояние Алёхина Капабланке, то можно сравнить это с различием в подходах Гегеля и Гёте. Гегель всё рассматривал очень технически, это фактически была философская машина, которая стремилась к максимальному упрощению и созданию идеальной системы мироздания. В Отличие от него, Гёте строил свои произведения на остром психологическом конфликте, противостоянии "добра" и "зла". В результате, Гегель оказал максимальное влияние на философов последующего времени и в частности Ленина, а Гёте на поэтов и писателей и в частности на Пушкина.

      Проигрыш и последующий упадок Капабланки демонстрирует проблему диалектики. Как только система начинает стремится к упрощению и стандартизации, когда из неё уходит жизнь, то каким бы гениальным человек не был, то никакого прогресса и развития быть не может. Алёхин вполне доказал тезис Гёте о необходимости противодействия "добра" и "зла". Как только Алёхин достиг состояния "абсолютного счастья", то есть поднялся на такую высоту, что никто даже рядом не смог с ним конкурировать, что это привело к жёсткому эмоциональному кризису. Вылечить Алёхина смогло только "зло", то есть проигрыш второстепенному шахматисту Эйве практически в пьяном виде, говорили, что иногда он появлялся на турнире в таком виде, что ему помогали выти на сцену - он был настолько пьян, что еле держался на ногах.

      Алёхин стал автором совершенно уникальной Защиты Алёхина, самой молодой из существующих защит, которая исходит совершенно из иных принципов, чем любая другая защита. Чёрные в начале партии предлагают белым наступать сколько им вздумается. При этом, не смотря на очень активные и очень грозные шаги белых центральными пешками, кажется, что чёрные делают какие-то несуразные и нелогичные ходы конем. В результате оказывается, что в результате весь пешечный центр белых оказывается в большой опасности и вскрывая весь фланг основных фигур должен переходить в защиту и применять невероятные усилия чтобы защитить выдвинувшиеся пешки. В конце концов вся струкрура белых падает.

      В результате, чёрные выигрывают, взрывая и уничтожая весь центральный пешечный центр. Тактика "Защиты Алёхина" применялась в России во время Отечественной войны с Наполеоном и во время войны с Гитлером. Оттягивание вражеской армии на свою территорию неизбежно приводит к тому, что эта армия оказывается посреди чужой территории в самых невыгодных условиях и её поражение оказывается теоретически неизбежным. Тактика "Защиты Алёхина" может считаться тактикой объективной, победа над противником в таком случае не может зависеть от способностей военачальников принимать правильные решения, а отражает объективные законы природы.

      Если Алёхин был в прошлом Фридрихом II Гогенштауфеном , то вполне понятно его симпатия к идее "мирового господства" и то, что он вполне спокойно мог написать статью "Еврейские и Арийские шахматы" в которой превозносил немецкую расу над еврейской. После обвинения в антисемитизме, он был покинут многими друзьями которые стали призывать к бойкоту Алёхина, даже не смотря на то, что вполне реально, что статью про "арийские шахматы" редактировали сотрудники национал-социалистической партии. Возможно также, что ему просто нужна была выездная виза из Франции.

      В 1946 году, Александр Алёхин скоропостижно скончался в своём кресле, сидя в пальто и с расставленными в начальной позиции шахматами. Причина смерти не установлена. Он умер самым последним из этой четвёрки великих немецких философов, создавших теорию развития Вселенной во всем её многообразии. Сам факт того, что он умер в пальто и расстановленной шахматной доской может быть рассмотрен символически. Он как бы просто одел пальто и ушёл, предоставив его последователям играть главную партию на первенство мира по теории мироздания.


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru