Анна Ахматова, она же Клеопатра VII и Наталья Гончарова
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Анна Андреевна Ахматова
Свет Наташа! где ты ныне?
Что никто тебя не зрит?
Иль не хочешь час единый
С другом сердца разделить?
Ни над озером волнистым,
Ни под кровом лип душистым
Ранней - позднею порой
Не встречаюсь я с тобой.

Скоро, скоро холод зимный
Рощу, поле посетит;
Огонек в лачужке дымной
Скоро ярко заблестит;
Не увижу я прелестной
И, как чижик в клетке тесной,
Дома буду горевать
И Наташу вспоминать.

      А.С Пушкин "К Наташе" 1814 год.


Пророки и пророческие произведения Новейшего Завета

      По гипотезе проекта Старая Индийская Защита, Анна Ахматова - это четвёртая роль сыгранная одним и тем же актёром в следующей последовательности:

Клеопатра -> Элеонора Аквитанская -> Наталья Гончарова -> Анна Ахматова

      Если задаться вопросом о природе личности Анны Ахматовой, то оказывается, что вопрос совсем не тривиален, как это может показаться на первый взгляд. Тем не менее, практически все проблемы и тайны её характера немедленно становится на свои места, если рассмотреть её характер и сущность творчества с точки зрения общего PSSM, включая и одну из самых известных ролей в Мировой Истории - Царицу Клеопатру.

      Элеонора Аквитанская была матерью Ричарда Львиное Сердце, а, следовательно Царевича Алексея и Фараона Тутанхамона. Характер Элеоноры рассматривается как раз в связи с тем, что она была матерью самого известного и любимого короля Англии. Она не оставила собственного значительного следа в истории, хотя её характер вполне соответствует характеру царицы Клеопатры.

      Как известно из стандартных исторических источников, Царица Клеопатра VII была самой последней царицей Египта династии Птолемеев, после смерти, которой вся многотысячелетняя история этой страны, давшая миру Ветхий Завет, ушла в прошлое. Если говорить о внешности Клеопатры, то оказывается, что она отнюдь не была красавицей, как это принято представлять в традиционных художественных картинах, посвящённых её истории. Она могла побеждать мужчин только благодаря своему удивительно гордому и твёрдому характеру настоящей "царицы", повелительнице миров и мужчин. Победа мужчины над такой женщиной могла рассматриваться равносильной победы над какой-нибудь страной типа Испании или Франции.

      Самый известный любовник Клеопатры, Юлий Цезарь победив женщину, позволил Египту быть независимым государством, так Клеопатра решала дела своей страны благодаря особой женской силе, которая опять же не имела ничего общего с физической красотой. У Клеопатры был характерный мужской "горбатый нос" и вздёрнутый подбородок. Самой характерной особенностью Анны Ахматовой как раз и был этот самый "Ахматовский нос", а также царственная и ни с чем не сравнимая поза в кресле в точности повторяющая царственную позу Клеопатры.

      Анну Ахматову ни при каких обстоятельствах нельзя было назвать красивой женщиной, что совершенно не помешало ей менять мужей, как перчатки и при этом ни в кого не оказаться влюблённой. За свою жизнь она поменяла пять мужей и самым первым её мужем был талантливый поэт Николай Гумилёв, который одним из первых был расстрелян, как "враг народа" Феликсом Дзержинским, хотя по существу никакого отношения к антиправительственной деятельности не имел. можно даже предположить, что его гибель была в некотором роде спровоцирована Анной Ахматовой, которая прямо перед этим формально развелась со своим мужем.

      История Анны Ахматовой и Николая Гумилева в чём-то напоминает историю Антония и Клеопатры, когда Антоний, римский император по уши влюблённый в Клеопатру стал жертвой своей любви. Можно также предположить, что Николай Гумилёв в прошлом как раз и играл роль этого самого Антония. Из рассмотрения отношений Анны Ахматовой и Николая Гумилёва можно также заключить, что никакой реальной любви кроме простой "памяти в тензоре сцепифики" там, в Египте между ними не было, но Клеопатра просто использовала все пути для того, чтобы сохранить независимость и суверенитет своей страны, Египта.

      Из истории так же известно, что Клеопатра вообще очень свободно относилась к проблемам формального супружества и не была ни чьей женой, а, следовательно сохраняла высшую степень женской независимости. Сам факт того, что Клеопатра смогла не только стать любовницей самого влиятельного человека того времени, Юлия Цезаря, но и родить от него ребёнка, который формально мог бы стать не только правителем Египта, но и императором Рима говорит о совершенно уникальных природных качествах этой женщины.

      В соответствии с гипотезой проекта Старая Индийская Защита, Юлий Цезарь - это никто иной, как Царь Давид, а, следовательно, анна Ахматова была фактически любовницей самого Царя Давида! Отсюда становится ясным такая холодная и очень сильная позиция по отношению ко всем мужчинам - любовница царя Давида и императора Антония, очевидно, будет смотреть на большинство мужчин, как на тараканов, что, правда, в конце концов, приводит к фатальным последствиям в личной жизни - у неё не может быть вообще никакого любимого мужчины, поскольку единственным человеком, который может подняться до её высот может быть только такой человек, как царь Давид, а таких людей очевидно на земле не так уж и много.

      Тем не менее, один мужчина всё-таки смог достать до её сердца и этот человек был никто иной, как Александр Сергеевич Пушкин. Характер Натальи Гончаровой рассмотрен в очень многих исследованиях, критиках и воспоминаниях и при всём при этом он оказывается совершенно непонятым и очень загадочным. Остаются совершенно непонятно, что именно мог величайший поэт мира найти в этой с первого взгляда простой женщине и почему она считалась многими включая и Анну Ахматову "фарфоровой куклой". Ну, если говорить об Анне, так это просто она ревновала своего бывшего мужа к самой себе, а что до других, так что они вообще могут понимать в этом?

      Не смотря на строгость и внешнюю флегматичность Натальи Гончаровой, она любила своего мужа очень сильно и даже не только "в чистую", но и на подсознательном уровне. Сохранилось достаточно откровенное признание к новому мужу Натальи Гончаровой, Ланскому в котором она говорит: "Иногда такая тоска охватывает меня, что я чувствую потребность в молитве. Эти минуты сосредоточенности перед иконой, в самом уединенном уголке дома, приносят мне облегчение. Тогда я снова обретаю душевное спокойствие, которое раньше часто принимали за холодность и меня в ней упрекали. Что поделаешь? У сердца есть своя стыдливость. Позволить читать свои чувства мне кажется профанацией. Только Бог и немногие избранные имеют ключ от моего сердца».

      Положение вдовы, определяет женщине очень жалкое положение в обществе, а поэтому, не смотря на то, что и Гончарова и Ахматова могли вполне оставаться формально свободными, всё же предпочитали быть "за мужем". У Ахматовой это носило циклический характер - с одной стороны ей нужно было иметь мужа, чтобы не выглядеть жалкой и быть "как все", а с другой стороны никакой мужчина не мог обеспечить ей даже примитивного счастья или простой семейной стабильности.

      Если исходить из того, что последующая жизнь в цикле реинкарнаций является в чём-то продолжением предыдущей, то сразу становится понятным то основное настроение Анны Ахматовой, которое преследовало её всю жизнь - это скорбь по утрате своего мужа, великого Пушкина! Название одной из самых известных поэм Анны Ахматовой "Поэма без героя" подчёркивает, что всё её творчество фактически оказалось посвящённым тому, кого у неё не было. Отождествить себя с "фарфоровой куклой", она очевидно не могла. Получается, что женщина может ревновать даже себя к самой себе!

      Самым центральным кумиром всей жизни Ахматовой был Пушкин, и она относилась к нему, как к поднебесному божеству. Из дневниковых записей П.Н.Лукницкого, 8 апреля 1927 года: "Сегодня я учинил АА нечто вроде экзамена по знанию Пушкина. Взял однотомного и раскрывал на любой странице. Выбирал какую-нибудь самую малохарактерную для данного стихотворения строчку, читал ее вслух и спрашивал, из какого она стихотворения, какого года... АА безошибочно называла и то и другое и почти всегда наизусть произносила следующие за этой строчкой стихи... Перебрав так пятнадцать-двадцать примеров, я перешел сначала к прозе, а потом к письмам Пушкина. Оказалось, что АА знает их так же безукоризненно хорошо. Я читал часто только два-три слова, и всегда АА совершенно точно произносила следующие за ними слова, а если это было письмо - подробно пересказывала мне содержание... Могу утверждать, что и письма Пушкина АА знает наизусть".

      В книге о жизни Анны Ахматовой "Анна Всея Руси", Игорь Лосиевский пишет:

      Но Ахматова пишет о Пушкине так, словно нет между ними временной дистанции. Поэт только-только вышел из комнаты. Пушкинская эпоха подступала к ее дням, все было рядом, как в первых ее стихах о Царскосельском питомце ("Здесь лежала его треуголка..."), как окна бывшей квартиры Вяземского в Фонтанном Доме, которые были видны из окна ее комнаты. Казалось, Павел Анненков еще не успел стать первым биографом Пушкина...

      Пушкин для Ахматовой был ощущением почвы и небесного свода. Свиток его судьбы виделся ей подобным библейским пергаментам, многозвучный, непостижимый до конца. Поэт, по убеждению Ахматовой, "не мог без Тайны"; в неисчерпаемости смыслов (в "ящик с двойным, нет, с тройным дном" Пушкин "запрятал свое томление по счастью, свое своеобразное заклинание судьбы") - источник бесконечности и всемирности искусства. "Совершенным чудом" называла Ахматова "Медного всадника", присматривалась к тайнописи "Пиковой дамы".

      Исходя из предположения, что Марина Цветаева также в свою бытность была Египетской царицей Тийе, женой Аменхотепа III, то встреча Марины Цветаевой и Анны Ахматовой - это фактически встреча двух царственных особ через тысячелетия мировой истории. Оказалось, что эти женщины фактически перпендикулярны друг другу, и что между ними нет ничего общего не смотря на исходное общее положение в обществе Египта. Марина Цветаева была насквозь придумана и выдумана, жила в своём виртуальном придуманном мире по аналогии с Жанной Д'Арк. Анна Ахматова, наоборот очень твёрдо стояла на ногах и держалась за действительность, что позволило ей в конечном итоге перенести весь ужас двух мировых войн, сталинского периода и даже пережить хрущёвскую оттепель. Только человек очень твёрдый в своём мировоззрении и сильный характером, как стена, мог бы быть способен на это, не смотря на враждебное отношение к ней всего мира.

      Очень важной является роль Бориса Пастырнака - в прошлом известного английского драматурга Вильяма Шекспира. Именно перу этого человека принадлежат пьеса "Антоний и Клеопатра", а также пьеса про Юлия Цезаря. Интересно проследить как развивались отношения Пастырнака с Мариной Цветаевой и Анной Ахматовой и какую позицию Вильям Шекспир занял по отношению к сталинской диктатуре.

      Сам факт того, что за 77 лет, Анна Ахматова никогда не была репрессирована, никогда не сажалась в тюрьму и не ссылалась в ГУЛАГ представляет собой удивительный факт. Сталин, который очень хорошо знал её ещё в двадцатых годах распорядился не трогать поэтессу, но и не печатать её. Некоторые письма Анны Ахматовой "наверх" приводили к успеху, но не все. Сталин, справляясь об Ахматовой, говорил: "А что там делает наша монашка?" Скорее всего, тот факт, что НКВД оставило Анну в покое, было то, что она в своей позиции была очень высоко над всеми революциями и политическими страстями - она со своей позиции "Царицы Египта" и "Жены Будды" смотрела на всё происходящее, как на "детские шалости" и Сталин хорошо понимал это.

      Такая женщина, которая формально была углублена только в любовную лирику стояла так высоко над "мирскими проблемами", что она в принципе не могла быть "врагом народа", а, следовательно, идентифицироваться Сталиным, как "монашка". Никто в Советской России, включая Сталина не мог добиться морального превосходства над Ахматовой. Ни попытка вознести её в ранг "великих писателей" - дать ей Сталинскую премию, ни облить грязью, за "аристократическую поэзию" не могло привести к какому-либо значительному успеху. Ссылка и репрессирование такой "аристократки" могло быть только нравственным поражением Сталина, а этого он бы никогда не смог допустить.

      Можно также предположить, что на чисто подсознательном уровне, Сталин чувствовал в Анне Ахматовой "родную душу", а именно сторонницу тоталитаризма и неограниченной диктатуры, чем она по существу и занималась в Древнем Египте. За внешним лиризмом и интимностью её стихов, стоит мощный монархический лидер. При стечении определённых обстаятельств, Анна Ахматова вполне могла стать на сторону Сталина. Таким образом, она фактически была духовным защитником Сталина, желая видеть сильную и нерушимую страну не смотря на то, что была явным противником массовых репрессий, которым подверглись и её мужья и её сын. Спрашивая о том, "что делает наша монашка", он вполне считал её "своей", но при этом "свое монашкой", то есть безмолвно противостоящей её собственной природе.

      На протяжении десятков лет коммунистического режима, Анна Ахматова сохраняла спокойное и если нужно, то и молчаливое противостояние системе, как кусок ледяной скалы, что подчёркивает особую силу и энергию Клеопатры. Энергия Цветаевой - это энергия мощного костра, который может мгновенно загореться, сжечь всё и претендовать на то, что в это время всем станет теплее. Энергия Ахматовой в медленном, но очень постоянном и мощном горении, когда она может пережить любые холода и дойти до "тёплых дней". Возможно, ещё и поэтому две эти женщины не смогли найти общий язык при встрече в 1941 году.

      В результате, Марина Цветаева погибла, а Анна Ахматова смогла ощутить в полной мере самый страшный период в жизни России, а может быть, наверное, и самый страшный период в жизни всего мира - время ГУЛАГ-ов и мировых войн. Л. Чуковская, записала 4 марта 1956 года следующие слова своей подруги:

      Того, что пережили мы, - да, да, мы все, потому что застенок грозил каждому! - не запечатлела ни одна литература. Шекспировские драмы - все эти эффектные злодейства, страсти, дуэли - мелочь, детские игры по сравнению с жизнью каждого из нас. О том, что пережили казненные или лагерники, я говорить не смею. Это не называемо словом. Но и каждая наша благополучная жизнь - шекспировская драма в тысячекратном размере. Немые разлуки, немые черные кровавые вести в каждой семье. Невидимый траур на матерях и женах. Теперь арестанты вернутся, и две России глянут друг другу в глаза: та, что сажала, и та, которую посадили. Началась новая эпоха. Мы с вами до нее дожили.

      Как отчёт о пережитом и напоминание потомкам, Анна Ахматова написала чрезвычайно острую поэму, посвящённую сталинским репрессиям "Реквием". Человек, который смог найти в себе достаточно сил, чтобы пережить такое страшное время и при этом остаться собой, должен был очень значительно развить свой PSSM а, следовательно, вполне заслужил достойное место в тех событиях, которые неумолимое время "понагнало из-за синей горы..."

Уводили тебя на рассвете,
За тобой, как на выносе, шла,
В темной горнице плакали дети,
У божницы свеча оплыла.
На губах твоих холод иконки.
Смертный пот на челе... не забыть!
Буду я, как стрелецкие женки,
Под кремлевскими башнями выть.

Семнадцать месяцев кричу,
Зову тебя домой.
Кидалась в ноги палачу -
Ты сын и ужас мой.
Все перепуталось навек,
И мне не разобрать
Теперь, кто зверь, кто человек,
И долго ль казни ждать.
И только пышные цветы,
И звон кадильный, и следы
Куда-то в никуда.
И прямо мне в глаза глядит
И скорой гибелью грозит
Огромная звезда.

      Анна Ахматова "Реквием"


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru