Дисперсия наций в книге Адольфа Гитлера "Майн Кампф"
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Адольф Гитлер "Main Kampf"
Зачем мне считаться шпаной и бандитом -
Не лучше ль пробраться мне в антисемиты:
На их стороне, хоть и нету законов, -
Поддержка и энтузиазм миллионов.

Решил я - и, значит, кому-то быть битым,
Но надо ж узнать, кто такие семиты, -
А вдруг это очень приличные люди,
А вдруг из-за них мне чего-нибудь будет!

Но друг и учитель - алкаш в бакалее -
Сказал, что семиты - простые евреи.
Да это ж такое везение, братцы, -
Теперь я спокоен - чего мне бояться!

      В.С. Высоцкий "Антисемит"


Основные идеи проекта Старая Индийская Защита

Сам факт наличия книги, написанной рукой Адольфа Гитлера "Майн Кампф" является очень важным. Тщательное изучение этого артефакта должно очень ясно объяснить каким образом образуются религии и философские системы типа "борьбы против виртуальных врагов". Эта книга должна рассматриваться вместе с другой книгой, а именно произведением Ницше "Так говорил Заратустра". Если выражаться на языке объектно-ориентированного программирования, "Заратустра" - это "интерфейс", а "Майн Кампф" - это "имплементация интерфейса". Ницше задаёт совершенно абстрактный с материальной точки зрения, но совершенно однозначный с "духовной" точки зрения эмоциональный настрой "сверхчеловека", который "право имеет". Гитлер имплементирует такой эмоциональный настрой путём определения того, кто именно "сверхчеловек" и против кого он должен бороться, для того чтобы заслужить право называться "сверхчеловеком".

Самым главным философско-религиозным направлением типа "борьбы с виртуальными врагами", на сегодняшний день является Ислам. Пророк Мухаммед не оставил никаких письменных источников, которые бы отражали то, что он говорил перед толпой арабских бедуинов, призывая их к сражению против "врагов Аллаха" и поскольку проект Старая Индийская Защита полагает, что Гитлер и Мухаммед - это две различные роли одного и того же актёра, то наличие конкретного письменного источника, который достоверно принадлежит этому человеку должно ясно показать, какими методами пользовался этот человек, чтобы создать Ислам. Коран был написан "со слов" Мухаммеда, уже после его смерти талантливым поэтом и очевидно, что это произведение значительно сгладило ту конкретную остроту, которая исходила непосредственно от пророка.

Даже сегодня, произведение Ницше "Так говорил Заратустра" считается совершенно безобидным и может спокойно продаваться в любом книжном магазине, в то время как "Майн Кампф" является запрещённой литературой, которую можно купить только из-под полы. Именно по этой причине ничего из того, что принадлежало самому пророку Мухаммеду до сегодняшнего дня не сохранилось. Та, энергия с которой он изначально сплотил вокруг своей новой философии бедуинские племена, просто не прошло бы цензуру времени. Именно поэтому, любой мусульманин может совершенно сказать сегодня, что в Коране ни в одной строчке нет прямого призыва убивать "врагов Аллаха". Это "подразумевается" на чисто эмоциональном уровне, но это невозможно найти в конкретных словах Корана.

Не нужно думать, что возможность создания "религии виртуального врага" - это дело далёкого прошлого. Такая ситуация может возникнуть в любом месте, если какой-либо человек, у которого достаточно полномочий и возможностей для внушения своей идеологии широким массам начинает деятельность по принципу "наличия виртуального врага". Так, если рассмотреть ту политику, которую ведут современные правящие круги в США, то окажется, что эта политика с абсолютной точностью повторяет стратегию Мухаммеда и Гитлера, воспроизводя другую имплементацию интерфейса книги "Так говорил Заратустра" или книги "сверхчеловека".

Для создания успешной философии такого толка необходимо создание виртуальной реальности, в которой бы присутствовал "главный объект" и "виртуальный враг" который носит совершенно глобальный характер, против которого необходимо бороться, причем, не выбирая средств, поскольку того требует "сила и амбиции врага". Если провести аналогию с физикой, то такая ситуация аналогична механизму, при котором возникает эффект "самофокусировки". Этот эффект возникает при наличии сильной "дисперсии", то есть неодинаковой групповой скорости различных частот. Именно это различие приводит к образованию решений типа солитонов, то есть таких образований, которые могут существовать совершенно независимо и распространяться на очень большие расстояния.

Если в какой-либо среде все частоты одинаковы, то это приводит к обычным эффектам дифракции, которая рассеивает сигнал, но если эффект дисперсии превышает дифракцию, то возникает самоподдерживающееся колебание, совершенно аналогичное волне Цунами или ещё что более фундаментально, любой частице со спином 1/2. Короче, для того, чтобы создать максимально эффективное оружие для того чтобы "иметь право" хозяйничать во всём мире, необходимо максимально усилить контраст картинки. Если "враг" - то это абсолютный и совершенно фатальный "враг", который достоин только смерти. Если это "друг", то только совершенно "божественно-чистый друг", который имеет право на всё. Очень важным условием для этого является то, что все понятия такой философии должны включать в себя только чисто виртуальные понятия в качестве "врагов" и "друзей", чтобы никакие установки теории не могли быть проверены.

Так, для примера, организация "Аль-каида", которая по философии, созданной правящими кругами США является полным аналогом "международной еврейской угрозы" провозглашённой Адольфом Гитлером. Озабоченность по поводу "оружия массового уничтожения" оказывается тождественным отношению национал-социалистической партии к "марксизму и коммунизму". Оба понятия смешиваются, так "еврейская угроза" оказывается неразличимой от "марксизма" и взаимозаменяема. За основу борьбы против "еврейской угрозы" был взят маленький и слабый народ, который получил за свою историю больше тумаков, чем кто угодно другой и очевидно, совершенно беззащитный против машины Гитлера. За основу создания понятия "международный терроризм" была взята маленькая группировка из нескольких мусульман, роль, которой благодаря усилиям правящих кругов США, была раздута до масштабов "всемирной квази-еврейской сети", "Al-Quida Network".

Но значительно более важным является сравнение идеологии книги "Майн Кампф" и деталям того, как возник Ислам. Для того чтобы понять, что в данном случае является главным механизмом, нужно привести цитату из "Майн Кампф", как это объясняет сам Адольф Гитлер:

Широкие массы народа состоят не из профессоров и не из дипломатов. Народные массы обладают лишь очень небольшим количеством абстрактных знаний. Для них решает область чувства. Положительное или отрицательное отношение народной массы к тому или другому явлению определяется больше всего чувством. Масса восприимчива, прежде всего, к выражению силы. Ей нужно сказать да или нет, иного она не понимает. Но именно потому, что масса управляется чувством, ее трудно поколебать. Поколебать веру труднее, чем поколебать знание; любовь более прочна, нежели уважение; чувство ненависти прочнее чем простое нерасположение. Движущая сила самых могучих переворотов на земле всегда заключалась в фанатизме масс, порой доходившем до истерии, но никогда эта движущая сила не заключалась в каких-либо научных идеях, внезапно овладевших массами.

Таким образом, прежде всего, он находит некие "резонансные частоты" внутри того, "народа", который он решил поставить "на дыбу" и начинает играть на этих "чувствах", провозглашая себя самого "борцом за священный долг против врагов". Наличие врага является совершенно обязательным и этот враг должен быть совершенно виртуален, чтобы его нельзя было бы "потрогать". Мухаммед на сегодняшний день считается самым влиятельным человеком, который жил в мире, оставляя позади и Будду и Святого Павла, создателя христианской организации. Это связано, прежде всего, с тем, что он в одном лице одновременно и провозгласил принципы "нового мышления", лично встал во главе нового течения и создал храм Ислама, реальную религиозную организацию, которая живёт и по сегодняшний день.

Итак, перед тем, как создать своё учение, Мухаммед должен был определить для кого именно он создаёт это учение. Таким первым абстрактным объектом явились "мусульмане", то есть те люди, которые следуют мудрости пророка и покоряются Аллаху. Очевидно, что до создания нового учения никаких мусульман не существовало и сам Мухаммед был самым первым "мусульманином", развитие и распространение нового учения шло по пути привлечения новых сторонников. Гитлер так описывает этот процесс:

Предчувствовать или даже сознавать правоту нашей основной идеи могут уже, быть может, даже целые миллионы людей. И, тем не менее, необходимо, чтобы сначала выступил один человек и изложил учение с неопровержимой силой. Только тогда окончательно укрепятся в своей вере и миллионы. Только тогда перед ними будет не бесформенная идея, а вечный незыблемый принцип. Только тогда создастся железный утес единой и несокрушимой веры, только тогда создастся единая воля миллионов, которая сокрушит все препятствия.

Адольф Гитлер стал самым первым "истинным арийцем", чтобы своим примером превратить в "истинных арийцев" всё население Германии и других родственных Германии стран. Очевидно, что эта "национальность" является исключительно абстрактной и не имеющей никаких реальных исторических корней. Гитлер должен быть провозгласить преимущество арийской нации перед евреями, но при этом ему нужно было решить вопрос о том, что вообще-то евреям более трёх с гаком тысяч лет, а понятие "немцы" явилось производным от понятия "франки", которое распалось после падения империи Карла Великого в десятом веке и поэтому немцам на время жизни Гитлера было не более восьмисот лет. После падения фашисткой германии, "истинные арийцы" мгновенно перестали существовать.

Если вспомнить известную фразу из фильма "Семнадцать Мгновений Весны", "истинный ариец, характер нордический, стойкий, беспощаден к врагам рейха", то, очевидно, что для успешного существования такого солитона рейху совершенно необходимы "враги". Самое удобное в данном случае - это те люди, которые неприятны для всех немцев чисто по эмоциональным соображениям. Антисемитизм имеет очень глубокие корни и успеху евреев во многих областях завидуют все остальные народы. Это связано, прежде всего, с тем, что по причине отсутствия государства и фантастического самолюбия и чувства независимости, евреи в любой ситуации предпочитают наиболее независимые от общества позиции. Успехи евреев также вызываются аномальным развитием еврейской нации вследствие аномальных жизненных трудностей, которые встречал этот народ на своём пути.

Аномальное развитие евреев во многих областях науки и исскуства является скорее всего, одним из объективных научных наблюдений в поддержку гипотезы о реинкарнации и отражает фундаментальный закон природы. Это очевидно не имеет никакого отношения к "генотипу" и какой угодно передаче информации генетическим путём. Еврей - это не еврей "по генотипу", а по "структуре характера" и сложности развития PSSM. Нужно вспомнить, что национальность среди евреев ДО НАШЕЙ ЭРЫ передавалась по отцовской линии, мессия к ним должен был быть обязательно "из дома Давида". После начала нашей эры что-то случилось и национальность начала передаваться по матери... Так, что чисто с генетической точки зрения определение "еврея" оказывается неоднозначным.

"Евреи" в мире виртуальной реальности Адольфа Гитлера имеют только совершенно косвенное отношение к реальному народу. Он создаёт обобщённый образ врага, который позволяет ему мобилизовать "истинных арийцев", который он так же создаёт на борьбу с врагом. Враг оказывается глобальным, фатальным и смертельным, таким же, как и "Al-Quida Network" и очевидно, что такой враг безобиден, он не может особенно ничем ответить и совершенно виртуален, его в объективной реальности не существует. Для орущей толпы отморозков любой "профессор, врач, ростовщик или редактор" - это первый и очевидный эмоциональный враг.

После того, как Мухаммед создал "мусульман" и "Аллаха", он создал "врагов ислама" и "врагов Аллаха". Такими людьми оказались "неверные", то есть люди, против которых "боец Аллаха" должен объявит "джихад", то есть "священную войну". Врагами Аллаха оказались всё те же евреи, которые "избивали пророков", а также только что появившиеся "христиане" за то, что они придумали "детей Аллаху". С такой точки зрения "религия виртуального врага" полностью сформировалась. Абстрактный человек, "мусульманин или воин Аллаха", должен бороться против "врагов Аллаха", то есть тех, кто "избивал пророков и придумал детей Аллаху".

Подводя итог, нужно сказать, то, изучая книгу Адольфа Гитлера "Майн Кампф" можно детально проследить, как создаётся виртуальная реальность, которая используется с целью создания "религиозного или идеологического оружия", способного превратить целый народ или народы в стадо баранов, которое будет идти туда, куда указывает этому народу искусно выдуманная и сработанная по принципу "дисперсионного солитона", литературная сказка.


Некоторые цитаты из книги Адольфа Гитлера "Майн Кампф"

...мне нужно было разрушить те гнусные легенды, которые сочиняются еврейской прессой с целью моей компрометации.

Немецкая Австрия во что бы то ни стало должна вернуться в лоно великой германской метрополии и при том вовсе не по соображениям хозяйственным.
Одна кровь - одно государство!

Учение в школе давалось мне до смешного легко. Это оставляло мне очень много времени, и я свой досуг проводил больше на солнце нежели в комнате. (ср. Заратустра)

"немецкий мальчик", не забывай, что ты немец, а девочка, помни, что ты должна стать немецкой матерью!"

Кто мог при тогдашних условиях сохранить верность династии, так позорно предававшей в прошлом и настоящем коренные интересы немецкого народа в своекорыстных интересах.

я понял: горячая любовь к моей австро-немецкой родине, глубокая ненависть к австрийскому государству!

Они отвергали и проклинали все: нацию как изобретение капиталистических "классов" - как часто приходилось мне слышать это слово; отечество как орудие буржуазии дл эксплуатации рабочих; авторитет законов как средство угнетени пролетариата; школу как учреждение, воспитывающее рабов, а также и рабовладельцев; религию как средство обмана обреченного на эксплуатацию народа; мораль как символ глупого, овечьего терпения и т. д.

Тут мне прежде всего пришлось убедиться в том, что пока я сам не приобрел достаточных знаний и не овладел спорными вопросами, переубедить кого бы то ни было совершенно безнадежно.

Поскольку официальная литература касается экономических тем, она оперирует неправильными утверждениями и столь же неправильными доказательствами; поскольку же дело идет о политических целях, она просто лжива насквозь. К тому же и весь крючкотворческий стиль этой литературы отталкивал меня до последней степени.
Их книжки полны фраз и непонятной болтовни, полны претензий на остроумие, а на деле крайне глупы. Только вырождающаяся богема наших больших городов может испытывать удовольствие от такой духовной пищи и находить приятное занятие в том, чтобы отыскивать жемчужное зерно в навозных кучах этой литературной китайщины.

Теперь мне трудно, если не невозможно, сказать точно, когда же именно я в первый раз в своей жизни услышал слово "еврей". Я совершенно не припомню, чтобы в доме моих родителей, по крайней мере при жизни отца, я хоть раз слышал это слово. Мой старик, я думаю, в самом подчеркивании слова "еврей" увидел бы признак культурной отсталости.

Еврейский же вопрос в те времена казался мне не чем иным, как вопросом религии.

Внешность проживающих там евреев в течение веков совершенно европеизировалась, и они стали похожи на людей; я считал их даже немцами. Нелепость такого представления мне была совершенно неясна именно потому, что единственным признаком я считал разницу в религии. Я думал тогда, что евреи подвергаются гонениям именно из-за религии, это не только отталкивала меня от тех, кто плохо относился к евреям, но даже внушало мне иногда почти отвращение к таким отзывам.

Я все еще продолжал видеть в еврее только носител определенной религии и по мотивам терпимости и гуманности продолжал относится отрицательно ко всяким религиозным гонениям. Тон, в котором венская антисемитская пресса обличала евреев, казался мне недостойным культурных традиций великого народа. Надо мною тяготели воспоминания об известных событиях средневековой истории, и я вовсе не хотел быть свидетелем повторения таких эпизодов. Антисемитские газеты тогда отнюдь не причислялись к лучшей части прессы, - откуда я это тогда взял, я теперь и сам не знаю, - и поэтому в борьбе этой прессы против евреев я склонен был тогда усматривать продукт озлобленной ненависти, а вовсе не результат принципиальных, хотя быть может и неправильных взглядов.

Постепенно изменились мои взгляды и на антисемитизм - это была одна из самых трудных для меня операций. В течение долгих месяцев чувство боролось во мне с разумом, и только после очень длительной внутренней борьбы разум одержал верх. Спустя два года и чувство последовало за разумом, и с тех пор оно стоит на страже окончательно сложившихся во мне взглядов.

Теперь уж я не мог сомневаться в том, что дело идет вовсе не о немцах, только имеющих другую религию, но о самостоятельном народе. С тех пор как я стал заниматься этим вопросом и начал пристально присматриваться к евреям, я увидел Вену в совершенно новом свете. Куда бы ни пошел, я встречал евреев. И чем больше я приглядывался к ним, тем рельефнее отделялись они в моих глазах от всех остальных людей.

Что касается нравственной чистоты, да и чистоты вообще, то в применении к евреям об этом можно говорить лишь с большим трудом.
Но окончательно оттолкнуло меня от евреев, когда я познакомился не только с физической неопрятностью, но и с моральной грязью этого избранного народа.

Разве есть на свете хоть одно нечистое дело, хоть одно бесстыдство какого бы то ни было сорта и прежде всего в области культурной жизни народов, в которой не был бы замешан по крайней мере один еврей? Как в любом гнойнике найдешь червя или личинку его, так в любой грязной истории непременно натолкнешься на еврейчика.
Когда я познакомился с деятельностью еврейства в прессе, в искусстве, в литературе, в театре, это неизбежно должно было усилить мое отрицательное отношение к евреям. Никакие добродетельные заверения тут не могли помочь. Достаточно было подойти к любому киоску, познакомиться с именами духовных отцов всех этих отвратительных пьес для кино и театра, чтобы ожесточитьс против этих господ.
Это чума, чума, настоящая духовная чума, хуже той черной смерти, которой когда-то пугали народ. А в каких несметных количествах производился и распространялся этот яд! Конечно чем ниже умственный и моральный уровень такого фабриканта низостей, тем безграничнее его плодовитость. Этакий субъект плодит такие гадости без конца и забрасывает ими весь город. Подумайте при этом еще о том, как велико количество таких субъектов. Не забудьте, что на одного Гете природа всегда дарит нам 10 тысяч таких пачкунов, а каждый из этих пачкунов разносит худшего вида бациллы на весь мир.

Одобрительные театральные рецензии всегда относились только к еврейским авторам. Резкая критика никогда не обрушивалась ни на кого другого, кроме как на немцев. Уколы против Вильгельма II становились системой так же, как специальное подчеркивание французской культуры и цивилизации.

Нет, теперь я сам искал его. Я знал теперь, что тлетворное влияние еврейства можно открыть в любой сфере культурной и художественной жизни, и тем не менее я не раз внезапно наталкивался на еврея и там, где менее всего ожидал его встретить.
Когда я увидел, что евреи являются и вождями социал-демократии, с глаз моих упала пелена.

Но что было совершенно непонятно, так это та безграничная ненависть, с которой они относятся к собственной народности, к величию своего народа, та ненависть, с которой они бесчестят историю собственной страны и вываливают в грязи имена ее великих деятелей.
Эта борьба против собственной страны, собственного гнезда, собственного очага бессмысленна и непонятна. Это просто противоестественно.

Я стал скупать все доступные мне социал-демократические брошюры и добиваться, кто же их авторы. Одни евреи! Я стал приглядываться к именам почти всех вождей. В подавляющем большинстве - тоже сыны "избранного" народа. Кого ни возьми - депутатов рейхстрата, секретарей профсоюзов, председателей местных организаций, уличных агитаторов - все евреи. Куда ни глянешь - все та же тяжелая картина. Имена всех этих Аустерлицев, Давидов, Адлеров, Эленбогенов навеки останутся в моей памяти.

Еврей говорит для того, чтобы скрывать свои мысли или, по меньшей мере, для того, чтобы их завуалировать. Его подлинную цепь надо искать не в том, что у него сказано или написано, а в том, что тщательно запрятано между строк.

Для меня наступила пора наибольшего внутреннего переворота, какой мне когда-либо пришлось пережить. Из расслабленного "гражданина мира" я стал фанатиком антисемитизма.

Когда я стал глубже изучать всю роль еврейского народа во всемирной истории, у меня однажды внезапно опять промелькнула мысль, что, может быть, неисповедимые судьбы по причинам, которые нам, бедным людям, остаются еще неизвестными, все-таки предначертали окончательную победу именно этому маленькому народу.
Может быть этому народу, который испокон веков живет на этой земле, все же в награду достанется вся земля?

В их же руках находилась и внешняя торговля, поскольку на нее не успели наложить руку евреи, для которых торговля - родная стихия.

Надо видеть эту низкую еврейскую манеру: сразу же, как по мановению волшебной палочки начинают поливать честного человека грязью из сотен и тысяч ведер; нет той самой низкой клеветы, которая не обрушилась бы на голову такой ни в чем неповинной жертвы; надо ближе ознакомиться с таким методом покушения на политическую часть противника, чтобы убедиться в том, насколько опасны эти негодяи прессы.

Впервые дело сложилось так, что люди, настроенные национально и патриотически, вынуждены были стать мятежниками.
Мятежниками не против нации, не против государства как такового, но против такого управления страной, которое по глубокому убеждению восставших неизбежно привело бы к гибели немецкую народность.

Для трусливых народов нет места на земле.

Широкие массы народа подчиняются прежде всего только силе устного слова. Все великие движения являются народными движениями. Это - вулканическое извержение человеческих страстей и душевных переживаний. Их всегда вызывает к жизни либо суровая богиня-нужда, либо пламенная сила слова. Никогда еще великие движения - не были продуктами лимонадных излияний литературных эстетов и салонных героев.
Повернуть судьбы народов может только сила горячей страсти. Пробудить же страсти других может только тот, кто сам не бесстрастен. Только страсть дарит избранным ею такие слова, которые как ударами молота раскрывают ворота к сердцам народа. Кто лишен страстности, у кого уста сомкнуты, того небеса не избрали вестником их воли.

Более сильное поколение изгонит слабых, ибо стремление к жизни в последнем счете ломает все смешные препятствия, проистекающие из так называемой гуманности отдельных людей, и на их место ставит гуманность природы, которая уничтожает слабость, чтобы очистить место для силы.

В этом отлично отдает себе отчет еврейство. Не случайно то обстоятельство, что эти смертельно опасные для нашего народа идеи в нашу среду проводятс более всего евреями. Евреи слишком хорошо знают нашего брата немца, они прекрасно понимают, что средний немец легко попадается на удочку того шарлатана, который сумеет ему доказать, будто найдено всеспасающее средство внести поправки к законам природы и сделать излишней жестокую безжалостную борьбу за существование.

Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их в общем и целом только за счет России. В этом случае мы должны были, препоясавши чресла, двинутьс по той же дороге, по которой некогда шли рыцари наших орденов. Немецкий меч должен был бы завоевать землю немецкому плугу и тем обеспечить хлеб насущный немецкой нации.

А интернациональный еврейский капитал пользовался будущим австрийским наследством, как приманкой. Еврейский капитал уже давно выработал план уничтожения Германии, ибо в те времена Германия не хотела еще полностью покориться хозяйственному и финансовому контролю евреев, стоящих над государствами.

Готовность пожертвовать личным существованием необходима, чтобы обеспечить сохранение вида. Отсюда ясно, что важнейшей предпосылкой образования и сохранения государства является прежде всего наличие определенного чувства общности, основанное на принадлежности к одинаковому роду и виду, наличие готовности всеми средствами бороться за сохранение этой общности. У народов, располагающих своей собственной территорией, это приводит к процветанию добродетели и героизма. У народов-паразитов это приводит к процветанию лицемерия и коварной жестокости если только эти последние малопочтенные качества не были уже первопричиной того, что данное государство вообще могло возникнуть.

Никогда еще в истории ни одно государство не было создано мирной хозяйственной деятельностью; государства всегда создавались только благодаря инстинкту сохранения вида, независимо от того, определялся ли этот инстинкт героической добродетелью или хитрым коварством; в первом случае получались арийские государства труда и культуры, во втором случае - еврейские паразитарные колонии.

В июльские дни 1914 г. господа марксисты, ставящие себе целью уничтожение всех не-еврейских национальных государств, с ужасом убедились, что немецкие рабочие, которых они до сих пор держали в своих лапах, теперь прозрели и с каждым днем все более решительно переходят на сторону своего отечества.

Любая попытка побороть определенную идею силою оружия потерпит поражение, если только борьба против упомянутой идеи сама не примет форму наступательной борьбы за новое миросозерцание. Лишь в этом случае, если против одного миросозерцания в идейном всеоружии выступает другое миросозерцание, насилие сыграет решающую роль и принесет пользу той стороне, которая сумеет его применить с максимальной беспощадностью и длительностью.

Когда народы на нашей планете ведут борьбу за свое существование, когда в битвах народов решаются их судьбы, тогда все соображения о гуманности, эстетике и т. п. конечно отпадают. Ведь все эти понятия взяты не из воздуха, а проистекают из фантазии человека и связаны с его представлениями. Когда человек расстается с этим миром, исчезают и вышеупомянутые понятия, ибо они порождены не самой природой, а только человеком. Носителями этих понятий являются только немногие народы или, лучше сказать, немногие расы.

Самое некрасивое, что может быть в человеческой жизни, это ярмо рабства. Или наши декаденты находят, быть может, очень "эстетичной" ту судьбу, которая постигла наш народ теперь? С господами евреями, в большинстве случаев являющимися изобретателями этой выдумки об эстетике, можно вообще не спорить.

Канцелярии кишели евреями. Почти каждый военный писарь был из евреев, а почти каждый еврей - писарем. Мне оставалось только изумляться по поводу обилия этих представителей избранной нации в канцеляриях. Невольно сопоставлял я этот факт с тем, как мало представителей этой нации приходилось встречать на самих фронтах.

В то время как всю нацию обкрадывали и душили евреи, подлинная ненависть масс направлялась в сторону "пруссаков".

Никакое примирение с евреями невозможно. С ними возможен только иной язык: либо - либо!

Мы ведем борьбу за обеспечение существования и за распространение нашей расы и нашего народа. Мы ведем борьбу за обеспечение пропитания наших детей, за чистоту нашей крови, за свободу и независимость нашего отечества. Мы ведем борьбу за то, чтобы народ наш действительно мог выполнить ту историческую миссию, которая возложена на него творцом вселенной.
Каждая наша мысль и каждая наша идея, вся наша наука и все наше знание - все должно служить только этой цели. Только с этой единственной точки зрения должны мы проверять целесообразность того или другого средства.

Тут уже приходится прямо сказать: нужна вся бессовестность евреев и весь медный лоб марксистов, чтобы осмелиться взваливать ответственность как раз на того человека, который один только во всей Германии с величайшим напряжением сил, с почти нечеловеческой энергией боролся за то, чтобы спасти Германию от позора, унижений и катастрофы. Но евреи и марксисты знали, что они делали.

Ну, а известно, что виртуозами из виртуозов по части лжи во все времена были евреи. Ведь уже само существование евреев построено на той большой лжи, будто евреи представляют собою не расу, а только религиозную общину.

Что уж и говорить о "работе" лживых газет марксистского лагеря. Ведь для них лгать являетс такой же необходимостью, как для кошки ловить мышей. Ведь их главной задачей и является вытравить всякое наши, бальное, подлинно народное чувство из души народной и тем подготовить диктатуру интернационального капитала, диктатуру евреев над немецкой нацией.

Евреи были слишком умны, чтобы всем своим газетам придавать одинаково наступательный характер. Нет, задача одной части еврейской прессы заключалась в том, чтобы составлять прикрытие для другой ее части.

Само собою разумеется, что и в будущие времена, как только мы попытаемся прикоснуться к любимому гнезду евреев и положить конец их злоупотреблениям печатью, как только мы попытаемся это орудие воспитания масс взять из рук врагов народа и передать в руки государства, иудеи, конечно, подымут страшный крик. Но я надеюсь, что современное наше поколение отнесется к этому спокойнее, нежели отнеслись наши отцы. В конце концов шипение гадюки все же менее страшно, нежели разрывы гранат из 30-сантиметровых орудий.

Тут-то мы и видим оселок, по которому проверяется ценность каждой расы. Та раса, которая не выдержит испытания, погибнет и очистит место более здоровой, более стойкой расе.

В то время как через свою марксистскую и демократическую прессу евреи на весь мир распространяли пресловутую ложь о германском "милитаризме" и тем отягощали положение Германии

Только евреи понимали, что умная и хорошо поставленная пропаганда может превратить в представлении народа самый ад в рай и наоборот. Еврей это понимал и соответственным образом действовал, немец же или, лучше сказать, его правительство не имело об этом ни малейшего представления.

все живущее на земле строго разделено на отдельные замкнутые в себе группы, из которых каждая представляет отдельный род или вид.
Уже при самом поверхностном наблюдении нельзя не заметить тот почти железный закон, что хотя жизненная энергия природы почти безгранична, формы размножения и продолжения рода и вида очень ограничены. Каждое животное спаривается только со своим товарищем по роду и виду. Синичка идет к синичке, зяблик к зяблику, скворец к скворчихе, полевая мышь к полевой мыши, домашняя мышь к домашней мыши, волк к волчице и т.д.

Здесь приходится часто выслушивать истинно еврейское по своей наглости и совершенно глупое возражение современных пацифистов: "но ведь человек на то и человек, чтобы преодолевать природу!"

Все то, что мы имеем теперь в смысле человеческой культуры, в смысле результатов искусства, науки и техники - все это является почти исключительно продуктом творчества арийцев. Из этого конечно можно не без основания заключить, что и в прошлом именно арийцам принадлежала эта самая высокая роль, т.е. что арийцы явились основоположниками человечества. Ариец является Прометеем человечества. Его ясная голова была одарена божьей искрой гения, ему дано было возжечь первые огоньки человеческого разума, ему первому удалось бросить яркий луч света в темную ночь загадок природы и показать человеку дорогу к культуре, научив его таинству господства над всеми остальными живыми существами на этой земле. Попробуйте устранить роль арийской расы на будущие времена, и, быть может, уже всего через несколько тысячелетий земля опять будет погружена во мрак, человеческая культура погибнет и мир опустеет.

Ни у одного другого народа в мире инстинкт самосохранения не развит в такой степени, как у так называемого, избранного народа. Доказательством этому служит один факт существования этой расы на земле. Где вы найдете еще один такой народ, который в течение последних двух тысяч лет претерпел бы так мало изменений в смысле характера, внутреннего мира и т. д.? Какой еще другой народ принимал участие в столь громадных переворотах и тем не менее вышел из всех катастроф человечества таким же, каким был и раньше? Что за бесконечно цепкая воля к жизни, к сохранению своего рода и вида!

Евреи единодушны лишь до тех пор, пока им угрожает общая опасность или пока их привлекает обща добыча. Как только исчезают эти два импульса, сейчас же вступает в свои права самый резко выраженный эгоизм. Народ, который только что казалс единодушным, тут же превращается в стаю голодных грызущихся друг с другом крыс.
Если бы евреи были одни на этом свете, они неизбежно задохлись бы в своей собственной грязи и нечистотах. Вся их жизнь превратилась бы вероятно в сплошную истребительную борьбу друг против друга, разве только свойственна им всем трусость и отсутствие готовности к самопожертвованию превратили бы и собственную их войну в комедию.

Евреи никогда не являлись номадами, а всегда являлись паразитами на теле других народов. Если евреи иногда меняли свое местожительство, то это вытекало не из их собственных намерений, а было результатом только того, что время от времени их выгоняли те народы, гостеприимством которых они чересчур злоупотребляли. Евреи распространялись дальше именно так, как распространяются типичные паразиты. Они постоянно ищут только новой пищи для своей расы.

Евреи живут, как паразиты, на теле других наций и государств. Это и вырабатывает в них то свойство, о котором Шопенгауэр должен был сказать, что "евреи являются величайшими виртуозами лжи". Все существование евре толкает его непрерывно ко лжи. То же, что для жителя севера теплая одежда, то для еврея ложь.
Длительно жить среди других народов евреи могут лишь до тех пор, пока им удается создавать представление, будто евреи не особый народ, а только особая "религиозная община". Вот вам первая большая ложь.

Свою собственную народность евреи в эту фазу охраняют более, чем когда бы то ни было. Направо и налево кричат евреи о "просвещении", "прогрессе", "свободе", "человечности", и т. д. а сами в то же время строжайшим образом соблюдают чистоту своей расы. Своих женщин они, правда, иногда навязывают в жены влиятельным христианам, но что касается мужчин, то тут они принципиально не допускают браков с другими расами. Евреи охотно отравляют нрав других наций, но, как зеницу ока, охраняют чистоту своей собственной крови. Еврей почти никогда не женится на христианке, зато христиане часто женятся на еврейках. Таким образом в еврейской среде людей смешанной крови не оказывается.

И так как еврей всегда является не обороняющейся, а наступающей стороной, то врагом своим он считает не только того, кто на него нападет, но и того, кто пытается оказывать ему хотя бы малейшее сопротивление. Ну, а средства, которые еврей употребляет в своей борьбе против честных и стойких людей, известны: это не борьба честными средствами, а борьба с помощью лжи и клеветы. В этой области еврей не останавливается ни перед чем. Тут он поистине "велик" в своей изобретательности. Недаром же наш народ видит олицетворение самого дьявола в еврее.

Черноволосый молодой еврейчик нахально вертится около нашей невинной девушки, и на его наглом лице можно прочитать сатанинскую радость по поводу того, что он сможет безнаказанно испортить кровь этой девушки и тем самым лишить наш народ еще одной здоровой немецкой матери. Всеми средствами стараются евреи разрушить расовые основы того народа, который должен быть подчинен их игу. Евреи не только сами стараются испортить как можно большее количество наших женщин и девушек. Нет, они не останавливаются и перед тем, чтобы помочь в этом отношении и другим народам.

Захватив политическую власть, евреи считают, что теперь можно уже окончательно сбросить маску. Из "народного еврея" вылупляется кровавый еврей - еврей, ставший тираном народов. В течение короткого времени старается он совершенно искоренить интеллигенцию, носительницу национальной идеи. Лишив народ идейных руководителей, он хочет окончательно превратить его в рабов и закрепостить навеки.

Самым страшным примером в этом отношении является Россия, где евреи в своей фанатической дикости погубили 30 миллионов человек, безжалостно перерезав одних и подвергнув бесчеловечным мукам голода других, - и все это только для того, чтобы обеспечить диктатуру над великим народом за небольшой кучкой еврейских литераторов и биржевых бандитов.

Однако надо сказать, что этот упрек в той же мере относится и к политикам справа. Только благодаря их бесхарактерной трусости пришедшая в 1918 г. к власти еврейская сволочь смогла украсть оружие у немецкой нации.

-------- Широкие массы народа состоят не из профессоров и не из дипломатов. Народные массы обладают лишь очень небольшим количеством абстрактных знаний. Для них решает область чувства. Положительное или отрицательное отношение народной массы к тому или другому явлению определяется больше всего чувством. Масса восприимчива прежде всего к выражению силы. Ей нужно сказать да или нет, иного она не понимает. Но именно потому, что масса управляется чувством, ее трудно поколебать. Поколебать веру труднее, чем поколебать знание; любовь более прочна нежели уважение; чувство ненависти прочнее чем простое нерасположение. Движущая сила самых могучих переворотов на земле всегда заключалась в фанатизме масс, порой доходившем до истерии, но никогда эта движущая сила не заключалась в каких-либо научных идеях, внезапно овладевших массами. --------

На первых порах объединение двух политических организаций в одну может даже дать некоторый внешний успех, но в дальнейшем эти успехи послужат только причиной будущих слабостей. Движение становится великим только в том случае, если заложенным в нем силам предоставляется неограниченное поле развития. Только тогда, постепенно развивая свои силы, движение в конце концов одержит победу над всеми конкурентами.

Лишь та организация станет могучей и сумеет подлинно воплотить в жизнь великую идею, которая относится с нетерпимостью, с религиозным фанатизмом ко всем остальным без различия движениям и убеждена только в своей собственной правоте. Если сама идея движения верна и если борьба за идею ведется именно так, как мы говорим, эта идея станет совершенно непобедимой. Какие угодно преследования приведут только к ее укреплению.

Предчувствовать или даже сознавать правоту нашей основной идеи могут уже, быть может, даже целые миллионы людей. И тем не менее необходимо, чтобы сначала выступил один человек и изложил учение с неопровержимой силой. Только тогда окончательно укрепятся в своей вере и миллионы. Только тогда перед ними будет не бесформенная идея, а вечный незыблемый принцип. Только тогда создастся железный утес единой и несокрушимой веры, только тогда создастся единая воля миллионов, котора сокрушит все препятствия.

Этого тем менее приходится ожидать, что руководящие элементы нынешних партий на деле сплошь состоят из евреев. Евреи конечно хотят продолжать в старом духе, ибо они знают, что если мы им не помешаем, то в один прекрасный день их пророчество исполнится и евреи действительно пожрут все остальные народы земли и станут господами мира.
Евреи одинаково смеются и над немецкими "буржуа" и над немецкими "пролетариями", которые в глупости и трусости своей одинаково облегчают еврею его гнусную работу. Евреи смеются над нами и систематически продолжают свою злую работу. Нынешние партии, руководимые евреями, конечно не могут преследовать никаких других интересов кроме еврейских. С великими стремлениями арийских народов эти партии ничего общего иметь не могут.

Цельное мировоззрение победит лишь в том случае, если в рядах его сторонников соберутся действительно наиболее решительные и мужественные люди эпохи и если они сумеют создать с этой целью действительно крепкую боевую организацию. В этих целях из всей суммы данных идей необходимо выделить наиболее важные, наиболее крупные идеи, придать им ясную и удобопонятную форму и суметь сделать из них определенный символ веры для определенного коллектива людей. Программа заурядной политической партии является обыкновенно только рецептом для той или другой избирательной кампании. Совсем другое дело - программа, вытекающая из цельного миросозерцания. Такая программа - объявление войны всему существующему старому порядку со всеми его государственными учреждениями, объявление войны другому мировоззрению.

Наше новое, собственное, патриотическое государство возникает отнюдь не в результате компромиссных соглашений того или иного патриотического блока, а только в результате стальной воли нашего собственного движения, которое проложит себе дорогу против всех.

Однако надо сказать, что этот упрек в той же мере относится и к политикам справа. Только благодаря их бесхарактерной трусости пришедшая в 1918 г. к власти еврейская сволочь смогла украсть оружие у немецкой нации.

Если ты, встав утром, взял в руки еврейскую газету и не нашел в ней новой клеветы против себя, это значит, что вчерашний день ты потерял даром. Если бы это было не так, то евреи наверняка и сегодня нападали бы на тебя, ругали, грязнили, клеветали, проклинали, преследовали бы тебя. Кто по-настоящему борется против этих худших врагов нашего народа, злейших врагов всего арийского человечества и всей общечеловеческой культуры - против того, конечно, еврейская раса неизбежно будет рвать и метать.

Нельзя ведь забывать и того факта, что правители современной России это - запятнавшие себя кровью низкие преступники, это - накипь человеческая, которая воспользовалась благоприятным для нее стечением трагических обстоятельств, захватила врасплох громадное государство, произвела дикую кровавую расправу над миллионами передовых интеллигентных людей, фактически истребила интеллигенцию и теперь, вот уже скоро десять лет, осуществляет самую жестокую тиранию, какую когда-либо только знала история.

Ни на минуту нельзя забыть того, что интернациональное еврейство, ныне полностью держащее в своих руках всю Россию, видит в Германии не союзника, а страну, предназначенную понести тот же жребий.

Евреи идут своей дорогой. Они втираются в среду других народов, разлагают их изнутри; евреи борются ложью, клеветой, ядом и разложением, а когда наступит момент, они поднимают свою борьбу на "высшую" ступень и переходят к прямому кровавому истреблению ненавистного противника. Русский большевизм есть только новая, свойственная XX веку попытка евреев достигнуть мирового господства. В другие исторические периоды то же стремление евреев облекалось только в другую форму.

9 ноября 1923 г. на четвертом году своего существования германска национал-социалистическая рабочая партия была запрещена и распущена во всей Германии. Ныне в ноябре 1926 г. партия наша опять существует свободно и стала сильной, как никогда до сих пор.

© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru