Левий Матфей и Валентин Пикуль. Жанр исторического романа
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Валентин Саввич Пикуль
      Теперь Левий Матфей безнадёжно записал острой палочкой так:
      "Бог! За что гневаешься на него? Пошли ему смерть".
      Записав это, он бесслёзно всхлипнул и опять ногтями изранил свою грудь. Солнце посылало лучи в спины казнимых, обращённых лицами к Ершалаиму. Тогда Левий закричал:
      -- Проклинаю тебя, бог!
      Он кричал о полном своём разочаровании и о том, что существуют другие боги и религии. Да, другой бог не допустил бы того, никогда не допустил бы, чтобы человек, подобный Иешуа, был сжигаем солнцем на столбе.
      -- Я ошибался! - кричал совсем охрипший Левий, - ты бог зла! Или твои глаза совсем закрыл дым из курильниц храма, а уши твои перестали что-либо слышать, кроме трубных звуков священников? Ты не всемогущий бог. Проклинаю тебя, бог разбойников, их покровитель и душа!

      Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита"


Двенадцать апостолов Новейшего Завета

      По предположению проекта Старая Индийская Защита, Валентин Пикуль в прошлом был никто иной, как известный евангелист Матфей, один из двенадцати приятелей Иешуа, о которых упоминает Новый Завет.

      Жизнеописание созданное Левием Матфеем никогда не стало историческим трудом и не вышло за рамки исторического романа, который, тем не менее, впоследствии стал настолько популярен, что сейчас находится под подушкой у четверти населения земли, исповедующей Христианство. Его творчество можно сравнить с профессиональным историком Иосифом Флавием, который напротив стал очень широко известен в научных исторических кругах, хотя, его произведения сегодня под подушкой ни у кого найти нельзя.

      Отношение к точности исторических событий, которые передавались Левием Матфеем можно продемонстрировать на примере его творчества в эпоху победившего социализма в отдельно взятой стране в качестве Валентина Пикуля.

      Начнём с того, что Пикуль был военным моряком и сегодня даже существуют два морских крейсера, которые названы в его честь. Он был, правда, исключён из Ленинградского подготовительного военно-морского училища "за нехваткой знаний". Когда человек оказывается в положении предоставленным самому себе, то, так или иначе, начинает заниматься тем делом, которое ему нравится больше всего. Не смотря на то, что жизнь склоняла Валентина Пикуля к военной службе, он решает стать писателем жанра исторического романа или исторической хроники. Первые рассказы, написанные Пикулем, были очень низкого литературного качества, но это не остановило его, а только послужило стимулом для самоусовершенствования и дальнейшего развития.

      Поскольку Валентин Пикуль был очень увлечённым человеком, фактически фанатиком своего дела, то он, так или иначе, становится одним из самых популярных и читаемых авторов в СССР. Его книги копируются на ротапринте и распространяются частным способом, их тиражи возрастают в геометрической прогрессии. Произведения Пикуля дают читать друзьям под залог на ограниченное время и зачитывают до дыр. Его книги продают по купонам в качестве вознаграждения за сданную литературу. Так или иначе, он смог своим творчеством значительно заинтересовать историей России и других стран, как не смог сделать никто другой. В настоящее время произведения Валентина Пикуля составляют значительное место на полках книжных магазинов.

      Тем не менее, мир литературной критики и профессиональные историки относились к Пикулю очень скептически. Действительно, не смотря на его фантастическую популярность, художественное качество его книг было посредственным, материал был "сырым и недоработанным". Точность передачи многих деталей истории оставляла желать лучшего. Таким образом, с точки зрения официальной исторической и литературной науки он был не более чем простой диллетант и очевидно, не мог быть "записан" ни в историки, ни в профессиональные литераторы, хотя и формально состоял членом Союза Писателей СССР.

      Не смотря на это, главная задача, которую поставил перед собой Пикуль - привлечь внимание к истории России широкие круги населения оказалась выполненной, хотя при этом ему пришлось пожертвовать и литературным совершенством и исторической точностью для достижения поставленной цели.

      Основные и принципиальные проблемы, которые возникли в результате его творческой деятельности заключались в том, что оценка исторических событий Пикулем была чисто субъективной и прочувствованной им самим. В каждое время у общества существуют разные мировоззрения и правящие идеологии, а следовательно, и различное отношение общества к этим событиям. Поскольку Пикуль находился под сильным влиянием Коммунистической идеологии, то очевидно, это отразилось и на специфической окраске описываемых им событий. Самая большая неприятность заключалась в том, что героями Пикуля были реальные исторические личности, но он приписывал им слова и мысли, которые часто не отражали исторической реальности, а только мировоззрение самого Валентина Пикуля.

      Окраска событий Эдвардом Радзинским более созвучна тем настроениям общества, которые можно встретить в России в наши дни и эта окраска значительно отличается от того, под каким углом зрения их видел Валентин Пикуль. Тем не менее это не означает, что Радзинский более исторически точен, чем Валентин Пикуль.

      Переходя к аналогии с Левием Матфеем или тем, кому приписывается написание первого евангелия, которое открывает Новый Завет, можно понять, что главной задачей, которая стояла перед Матфеем, и которую он успешно выполнил - это широкая популяризация и привлечение интереса к историческим событиям, которые имели место в Древней Иудее. Для того чтобы привлечь интерес населения к этим событиям в своём жанре исторического романа не смотря на то, что он описывал реальные исторические персонажи, ему нужно было несколько приукрасить действительность и пренебречь исторической достоверностью. Эти события были также пропущены через изумрудные очки его собственной философии, а значит, его творчество не может быть названо исторической хроникой, в полной мере отражающей объективную действительность.

      Для характерного сравнения можно вспомнить современного историка, Руслана Хазарзара, который с абсолютной точностью рассмотрел с научной точки зрения то, что произошло в Древней Иудее по тем источникам, которые дошли до нашего времени в своей книге "Сын Человеческий". Не смотря на абсолютную точность изложения, его книга почти не пользуется популярностью среди населения в отличие от книг Пикуля, которые не придерживаются исторической точности. Можно даже провести аналогию Левий Матфей - Иосиф Флавий, Валентин Пикуль - Руслан Хазарзар для очевидной демонстрации этого явления.

      То, что Валентин Пикуль находился под влиянием коммунистической идеологии и жил в социалистическом государстве, как раз придаёт особую значимость его произведениям и точке зрения на историю, поскольку он лишён таких страшных и фатальных для передачи правильного исторического настроения "изумрудных очков", как коммерциализация творчества и влияние богомезских сказок. Для человека со слабым противодействием идеологии окружающего общества, желание творить "ради денег", лизать зады попам, богомазам и власть имущим, часто может определить основное духовное наполнение произведения. Очевидно, что такой человек, как Валентин Пикуль совершенно лишён такого тлетворного влияния, а, следовательно, его книги не заражены этой мерзостью и при определенной фильтрации коммунистических идей, могут наиболее объективно отражать историческую реальность.

      Таким образом, при изучении исторических настроений, оказывается, что к книгам Валентина Пикуля вполне можно подходить без прорезиненного костюма, противогаза и антисептических медицинских рукавиц, поскольку не смотря на технические проблемы с точностью передачи исторических деталей, в его книгах нельзя подцепить какую-нибудь идеологическую заразу.


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru