Успехи реформаторов католицизма в русской поэзии
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум

Мартин Лютер
Мартин Лютер
Мартин Лютер
Александр Блок
Мартин Лютер
Жан Кальвин
Мартин Лютер
Валерий Брюсов
Гуляет ветер, порхает снег.
Идут двенадцать человек.

Винтовок черные ремни,
Кругом - огни, огни, огни...

В зубах - цигарка, примят картуз,
На спину б надо бубновый туз!

Свобода, свобода,
Эх, эх, без креста! Тра-та-та!

...Так идут державным шагом,
Позади - голодный пес,
Впереди - с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз -
Впереди - Исус Христос.

      Александр Блок "Двенадцать"


Введение в теорию и функции Новейшего Завета

      Кто мог так резко и необратимо реформировать католицизм, как не сами авторы Нового Завета? По предположению проекта Старая Индийская Защита роли великих реформаторов Христианства распределились так:


Автор евангелия от Марка -> Мартин Лютер -> Александр Блок
Автор евангелия от Иоанна -> Жан Кельвин -> Валерий Брюсов

      Если очень внимательно посмотреть на любую идеологию, придуманную человечеством для каких-то своих целей, то можно обнаружить, что в любом случае самой главной, определяющей и связывающей всё в одно единое целое является материальный интерес. Даже не смотря на то, что практически любое нравственное учение говорит, прежде всего, о духовных ценностях и о морали, в мире не существует ни одного религиозного направления, которое не включало бы в себя материальный и примитивно-прагматический элемент.

      Особо отличается Наука, её философия принципиально не имеет отношения к материальному миру, поскольку её основным принципом является полная объективность, то есть независимость от каждого отдельного человека и общества в целом. Тем не менее, даже развитие науки происходит часто не благодаря тому, что она преследует высокую цель чистого познания мира, но также определённые прагматические цели. Так, многие научные открытия были сделаны с целью создания успешного бизнеса, то есть личного обогащения, а развитие многих принципиально бесприбыльных областей науки происходило под влиянием необходимости создания высокоэффективного оружия, то есть с целью возвышения одного общества над другим.

      Так, развитие многих областей лазерной физики и квантовой радиофизики происходило исключительно под влиянием "Стратегической оборонной инициативы" или теории "Звёздных войн". Эта программа была совершенно дикой, совершенно нереальной и полностью оторванной от жизни, тем не менее, позволила развить такие области науки, которые могут в дальнейшем использоваться для создания медицинских систем высочайшего класса, которые могут позволить в совершенно автоматическом режиме проводить сложнейшие хирургические операции "без ножа" включая и полное и практически мгновенное излечение такого страшного и на сегодняшний день неизлечимого заболевания, как рак.

      Действительно, математический аппарат, разработанный для светового диапазона может с таким же успехом применяться для ультразвука, то есть для волн упругости. Развитие компьютерной и микроэлектронной техники также состоялось благодаря простой борьбе за выживание различных коммерческих организаций и это развитие вполне подчинялось теории эволюции Дарвина, когда выживает сильнейший. Если выживает сильнейший, то рано или поздно какая-то одна компания становится "самой сильной", уничтожает всех соперником, при этом очевидно достигая самых больших высот в развитии материального мира.

      Принципиальным отличием науки от религии является то, что наука развивает материальные стороны и концепции, когда религия имеет отношение только к чисто духовным сторонам. Научная теория или техническое изобретение совершенно объективны, то есть могут быть воспроизведены и использованы кем угодно и когда угодно, тогда как "достижения религии" умирая не оставляют за собой в материальном мире практически ничего.

      Для примера можно вспомнить Римскую Империю, которая оставила за собой выдающиеся достижения в области философии, государственного устройства и права. Не смотря на смерть этой империи, результатами её жизнедеятельности пользовались все последующие государства, находившиеся на менее развитом уровне. Латинский язык и сегодня используется, как основной язык в медицине и рецепты на лекарства пишут только на латинском языке. С другой стороны, религия Древнего Египта, другой также погибшей империи не оставила за собой буквально ничего и её можно сегодня встретить только на репродукциях головы королевы Нефертити и маски фараона Тутанхамона.

      Тем не менее, факт заключается в том, что материальная зависимость играет во всех случаях самое прямое и определяющее значение для создания устойчивости любой системы. Одной из гипотез проекта Старая Индийская Защита, является утверждение о том, что главный принцип лежащий в основе существования стабильных элементарных частиц, является принципиальная роль гравитационного поля, то есть взаимодействия любого из трёх фундаментальных полей с пространством. И пространство как раз и является тем самым стабилизирующим условием.

      Математической демонстрацией стабильности элементарных частиц, является пример солитоновых решений уравнения Синус-Гордона. Если это уравнение взято без синуса, то мы имеем уравнение, которое введено Гордоном и Клейном для релятивистского описания частиц со спином равным нулю. Самой простой моделью решения такого уравнения является движение возмещения в системе связанных маятников если на эту систему также действует гравитационное поле. Если гравитация отсутствует, а, следовательно, и отсутствует этот самый "синус", то мы имеем свободное распространение обычного гармонического колебания. Если ввести элемент взаимодействия со средой, то есть с гравитацией, то вместо гармонического колебания, возникает совершенно нелинейное решение солитонного типа, которое ведёт себя совершенно аналогично простой частице типа например, электрона.

      При этом немедленно получается объяснение двух явлений. Во-первых, понятно, откуда берётся спин. По аналогии - это как раз и есть энергия вращения этих самых маятников, то есть "внутренний момент количества движения". во-вторых, понятно, почему заряд электрона квантуется и обязательно должен существовать "минимальный заряд электрона" Для того, чтобы система была "физичной" и колебание представляло физический смысл, маятники должны повернуться как минимум на один полный оборот. Решение Синус-Гордона это "ступенька". Функция в общем случае не возвращается в исходное состояние. Для того чтобы система смогла из своего нулевого энергетического состояния вернется снова в нулевое энергетическое состояние после прохождения волны, необходимо допустить, что маятники делают один полный поворот.

      Таким образом, такое представление говорит о том, что любая стабильная элементарная частица стабильна только благодаря тому, что главным механизмом для её образования является взаимодействие с материей, если "материей" назвать гравитацию или просто искривление пространства-времени. Так, получается, что "поле" обладая определённой энергией, может взаимодействовать с "материей" и как только возникает такое взаимодействие и энергии поля становиться достаточно для того, чтобы сделать "полный поворот", может возникнуть новая элементарная частица. Этот принцип очень важен, поскольку на его основе можно понять, как уничтожить эту элементарную частицу, то есть, как освободить всю заключённую в момент создания энергию и использовать эту энергию в народном хозяйстве для создания электростанций, работающих по принципу распада протона.

      Полная аналогия такой солитонной теории самосвязанности элементарных частиц может позволить понять, как именно образуются новые религиозные коллективные сознания, по каким принципам они функционируют, почему они столь стабильны, как они могут развиваться и размножаться. В каких случаях происходит смерть коллективного сознания и по какой причине такая смерть может произойти.

      Возникновение Реформации католического коллективного сознания в середине XVI века - это совершенно уникальнейшее в истории человечества явление, когда одно единое коллективное сознание родило много мелких родственных религиозных направлений, которые оказались настолько самостийными и несмачиваемыми со своим родителем, что это привело к страшным и кровавым войнам по всей Европе. Аналогия с элементарными частицами тут самая прямая - как только энергия частицы становится аномально большой, то возникает эффект "рождения пар" типа электрон-позитрон или протон-антипротон.

      С юридической точки зрения, новые родившиеся частицы совершенно независимые объекты и очевидно для каждой из такой частицы также имеет очень большое значение посредство "материального фактора", как основной первопричиной стабильности и юридической независимости. Интересно, если энергия системы постоянно растёт, в данном случае источник этой энергии не имеет значения, то рождение пар должно происходить постоянно и первоначальная единственная частица может стать родоначальницей целого семейства новых образований. Так, католицизм умудрился произвести на свет вначале несколько сотен, а в конце концов несколько десятков тысяч самых разнообразных "протестантских направлений" в христианстве.

      Самой распространённой религией в США является как раз "протестантство", если под этим понимать всю совокупность религиозных направлений этой семьи. Ввиду высочайшей абстракции этого направления, достигается максимальная свобода мысли в рамках данного направления и максимальная независимость религии от государственного аппарата. Таким образом, можно сказать, что в свете общей эволюции развития христианства, США стоит на самой продвинутой в своём развитии позиции. С другой стороны, очевидно, чем больше "свобода" и меньше зависимость от "материи" и традиций, тем ниже энергетический уровень такого образования и, следовательно, значительно снижается принципиальная необходимость существования такого образования и тот самый энергетический барьер, при котором происходит распад секты или направления.

      Если взглянуть, в общем, на то, что произошло в XVI веке, то это носит характер мощного взрыва. Вся система церковных институтов и самой веры просто была снесена волной народного возмущения. Нужно как раз подчеркнуть, что реформа в Европе как раз и происходила "снизу" в отличие от параллельной ей реформе XVII века, которая проходила в России с Православием. Реформа Никона - это была реформа "сверху". Родившиеся многочисленные течения "старообрядчества" были результатом протеста против "государственной реформы". Реформизм Европы - был результатом протеста широких масс населения против консерватизма правящих властей. С этой точки зрения обе реформы фактически противоположны друг другу по духу.

      В обоих случаях "протестанты" и "старообрядцы" выступают, как оппозиция к правящей системе, но протестанты выступают за "развитие системы", а "старообрядцы" за сохранение старых добрых традиций. То есть, грубо говоря, "старообрядцы" с идеологической точки зрения является аналогом католичества, а с материально-социальной точки зрения аналогом "протестантства". Если в случае церковной реформы Никона во главе стоял Царь и Патриарх, а единственной целью такой реформы было полное размежевание от Византии и соответственно создание "Третьего Рима", то в случае Реформации в центре стоял народ и его желание к большей независимости - и идеологической и финансовой.

      Если эволюция коллективного сознания в России происходила на уровне усиления национальной гордости на уровне государственных верхов, то эволюция сознания в Европе была обусловлена объективным развитием желания всего народа в целом жить и думать самостоятельно. Реформа в России была результатом "приказа сверху", а реформация в Европе - это результат революционной ситуации по Ленину, но не в материальной, а в духовно-нравственной сфере.

      В XVI веке верхи, то есть католическая аристократия не могли, а низы, то есть народ, включая и князей, не хотели жить "по старому. Параллельно с этим повышение выше обычного духовной активности народных масс. В случае Ленина, "повышение выше обычного нужды и бедствий народных масс", оказывается аналогичным духовному голоду, который испытывали люди под давлением католичества.

      Во главе нового коллективного сознания должен был появиться какой-нибудь "народный герой", который бы поднял флаг протеста и фактически взял бы на себя ответственность за начало вооружённого выступления против порядков и традиций и таким человеком оказался Мартин Лютер. Его характер очень хорошо подходил для такой задачи. Совершенно спокойный, даже где-то хладнокровный, смотрящий на окружающее немного "со стороны" и которому совершенно безразлично, что вокруг существуют ещё какие-то другие мнения.

      В общем, такая позиция в чём-то напоминает правозащитное движение в России в семидесятых годах. Но при наличии положительной обратной связи в случае с Мартином Лютером, это привело к эффекту, аналогичному лазеру. После того, как назрела "революционная ситуация", то есть инверсия населённостей уровней, было достаточно одного фотона, который бы "сорвался" со своего места, чтобы вся система начала генерацию лазерного света.

      В свете такого подхода становится понятна аллегоричность странной концовки стихотворения Александра Блока "Двенадцать", когда впереди группы революционных красноармейцев в количестве двенадцати человек идёт "Исус Христос". Таким образом, это ассоциативно оказывается связанным с революционным событиями Реформации католицизма, которую фактически катализировал сам Блок, который по предположению проекта Старой Индийской Защиты был ранее Мартином Лютером.

      Зинаида Гиппиус , которая хорошо знала Блока очень хорошо описывает его характер в своём рассказе "Мой лунный друг". Этот рассказ был написан в иммиграции, и поэтому его можно считать вполне независимым от коммунистического влияния послереволюционной России.

      Блок не кажется мне красивым. Над узким высоким лбом (всё в лице и в нём самом - узкое и высокое, хотя он среднего роста) - густая шапка коричневых волос. Лицо прямое, неподвижное, такое спокойное, точно оно из дерева или из камня. Каждое слово Блок произносит медленно и с усилием, точно отрываясь от какого-то раздумья...

      Никакие мои разговоры с Блоком невозможно передать. Надо знать Блока, чтобы это стало понятно. Он, во-первых, всегда будучи с вами, ещё был где-то, - я думаю, что лишь очень невнимательные люди могли этого не заметить. А во вторых, - каждое из его медленных, скупых слов казалось таким тяжёлым, так оно было чем-то перегружено, что слово лёгкое или даже много лёгких слов не годилось в ответ...

      При всей значительности Блока, при его внутренней человеческой замечательности, при отнюдь не лёгкой, но тяжёлой и страдальческой душе, я повторяю - он был безотвественнен. "Невзрослость" его, это нечто совсем другое, нежели естественная, полная сил, светлая юность. Это вечное хождение около жизни? А это бескрайнее, безвыходное одиночество? В ребёнке Блок почуял возможность прикоснуться к жизни с тихой лаской. Возможность, что жизнь не ответит ему гримасой, как всегда...

      А вот Блок, в последние годы свои, уже отрёкся от всего. Он совсем замолчал, не говорил почти ни с кем, ни слова. Поэму свою "Двенадцать" - возненавидел, те терпел, чтобы о ней вспоминали при нём. Пока были силы, уезжал из Петербурга, до первой станции, там где-то проводил целый день, возвращался молчал. Знал, что умирает. Но - говорили - он ничего не хотел принимать из рук убийц. Родные, когда он уже не вставал с постели, должны были обманывать его. Он буквально задыхался - и задохнулся.

      Зинаида Гиппиус 1922 год Париж.

      В принципе такое "упрямство" характера считается самой главной чертой Мартина Лютера и, следовательно, характер Блока вполне соответствует характеру Мартина Лютера. Так же, как и Мартин Лютер, Александр Блок вначале очень тепло принял "крестьянскую революцию", а потом очень резко с ней разошёлся. Позиция Блока по отношению к поэзии вполне соответствует отношению Лютера к Христианству, он является одним из апостолов "символизма", революционного течения в поэзии рубежа XIX и XX веков.

      Евангелие от Марка считается "языческим евангелием" или евангелием для язычников. Очевидно, что в позиции Мартина Лютера очень большое значение играли именно материальные вопросы, вся его борьба с католичеством началась из-за истории с индульгенциями - платным прощением грехов. Главной позицией Мартина Лютера был протест против "искупления за деньги". Он совершенно нормально относился к центральной идеологии, реформация которой для него не играла принципиального значения.

      Фактически деятельность Лютера возвращала Христианство в те времена, когда он написал первое Евангелие. Считается, что именно евангелие от Марка было создано первым. Если внимательно посмотреть, то окажется, что Лютер выступал против всего, что было создано с того времени, когда он написал Евангелие от Марка". Можно почувствовать, что для него всё, что создала христианская церковь и организация с тех давних времён для него органически враждебно. Лютеранская церковь, которая отражает позицию Мартина Лютера, является самой "суровой". В ней нельзя найти ничего "лишнего" и действительно во времена написания Евангелий ничего "лишнего" просто ещё не было.

      Очевидно, что католическая религия особенно сильна как раз своими традициями и обрядами, то есть это самое "лишнее" как раз и является центральной силой самосвязанности католицизма. Оставшись без "лишнего", протестантство стало значительно слабее католицизма. С одной стороны "идея" смогла освободиться от влияния "материи", но с другой стороны, такая система находится на более низком энергетическом уровне. К тому же, никакая протестантская религия не может существовать без стабилизирующей силы "материи". Место "лишнего" занимают совершенно другие категории. Теперь акцент "священного" оказывается не на красивом убранстве собора, а на догматизме "святого писания". Очевидно, что во времена написания Евангелий больше ничего кроме самого "писания" ещё просто не существовало.

      Позиция Жана Кальвина принципиально отличается от Мартина Лютера. Если Лютер сыграл роль "закваски" и послужил знаменем революции, то после того, как Реформация стала мощнейшим международным движением, нужно было систематизировать идеологию и создать теоретическую основу реформации. Эту задачу как раз и выполнял Кальвин. Интересно, что евангелиста Марка также звали Иоанн и Жан также почти что Иоанн, тёзка автора Евангелия от Иоанна.

      Надо, к слову сказать, что это самое имя - Иоанн, Жан или просто Иван это имя древне-еврейского происхождения и означает буквально "Яхве помиловал". Это очень забавно, поскольку идея "прощения" является самой центральной идеей и Мартина Лютера и Кальвина. Очень оригинальной позицией Кальвина является то, что заранее предопределено, кого именно "прощают", а кого нет. Это означает, что никакими "хорошими делами" добиться "прощения" по просту невозможно. Это явилось "перегибом" от протеста против покупки прощения за деньги в качестве индульгенций.

      Тут правда, есть одна очень интересная параллель. Во времена написания Евангелий сама идея "вины" была центральной идеей, поскольку рассматривалось кто именно "виновен" в смерти Иешуа, евреи или Рим или ещё кто... Само создание Христианства было основано на идее "вины". Эта идея стартовала с идеи некого "первородного греха", который нужно было как-то искуплять итд. Вопрос о том во имя чего погиб Иешуа был очень неприятным, поскольку реального ответа на этот вопрос, в сущности, у евангелистов не было и поэтому это оказалось тем самым главным вопросом, который им нужно было решить в первую очередь - а зачем и во имя чего всё это было? Кто виноват? Как искупить вину? В чём вина?

      Характер Валерия Брюсова также очень ярко и независимо был изображён Зинаидой Гиппиус в рассказе "Одержимый".

      Поэт Валерий Брюсов - с 18 го кажется коммунист. Мало того: он сразу же пошёл в большевистскую цензурную комиссию, не знаю, как она у них там называется, чуть ли не сделался её председателем, и заявил себя цензором строгим, беспощадным, суровым. Была у него издана, ещё при нас, брошюрка "Почему я стал коммунистом", но мне не попалась, да признаться и не заинтересовала меня: догадаться, как Валерий Брюсов стал коммунистом можно и без брошюрки, если немного знать автора.

      Внешняя наполеоновская поза - высоко скрещенные руки - потом вошла у него в привычку. Но и то я помню её больше на многочисленных портретах Брюсова. В личных свиданиях он был прост, бровей от природы немного нависших не супил, не рисовался. Высокий тенорок его, чуть-чуть тенорок молодого приказчика или московского сынка купеческого, даже шёл к непомерно тонкой и гибкой фигуре.

      Дело в том, что Брюсов - человек абсолютного совершенно бешенного честолюбия. Я говорю честолюбия лишь потому, что нет другого, более сильного слова для выражения той страстной самости, самозавязанности в тугой узел, той напряжённой жажды величия и всевластия, которой одержим Брюсов. Тут иначе, как одержимым его и назвать нельзя. Это в нём не сразу было видно. Почему? Да потому, что заботливее всего скрывается пункт помешательства. У Брюсова же в этой точке таилось самое подлинное безумие.

      Брюсов, крайне ловкий от природы, вне этой точки был разумен, сдержан, холодно и остро насмешлив, очень владел собою. Он отлично видел людей и знал, на сколько пуговиц перед каждым стоит застегнуться.

      Честолюбие может быть лишь одной из страстей, и в этом случае оно само частично: честолюбие литературное, военное, ораторское, даже любовное. Тогда другие страсти могут с ним сосуществовать, оставаясь просто себе страстями. Так, военное честолюбие вполне совместимо со страстью к женщинам, или честолюбие литературное со страстью к вину, что ли. Но брюсовсккое "честолюбие" - страсть настолько полная, что она захватив все стороны существования, могла быть, - и действительно была, - единственной страстью.

      Любил ли он искусство? Любил ли он женщин, вот этих своих "mille e tre"? Нет, конечно. Чем он мог любить? Всесъедающая страсть, единственная, делала из женщин, из вина, из карт, из работы, из стихов, даже собственных, - только ряд средств, средств, средств.... В конце концов, и сам Брюсов (как это ни парадоксально) должен был стать для неё средством. Цель лишь одна.

      В расцвете его успеха - глупые, но чуткие люди говорили: Брюсов холодный поэт. Самые страстные стихи его - замечательно бесстрастны: не Эрос им владеет. Ему нужна любовь всех mille e tre, всех. И ни одна из них сама по себе, вместе с любовью, как таковой, не нужна. Лишь средства, средства... Об остатках, - рудиментарных, - человеческих чувств в этой сожжённой душе я скажу дальше...

      Зинаида Гиппиус "Одержимый" 1922 Париж.

      Брюсов, как символист наиболее адекватно подходит к Жану Кальвину и автору евангелия от Иоанна. Действительность для такой позиции или не имеет значения или стоит на втором плане. В центре всего абстрактный образ, который может служить для каких-то целей. Сама идея символизма может быть очень хорошо выражена в выдержках из творчества Жана Кальвина:

Бог и его Слово неразделимы.
Сила, которая скрыта в Боге, открыта нам в Его Слове
"Слушать" Господа есть послушание его Слову
Уберите Слово... и не останется веры.
Всякое прибавление к Его Слову... есть ложь.
Всё, что оставляет Слово, впадают в идолопоклонство

      Это вполне соответствует самой известной выдержке из евангелия от Иоанна

Вначале было Слово, и Слово было у Бога и Слово было Бог...

      Жан Кальвин оставил после себя громадное количество работ, посвящённых теории Христианской идеологии и все эти работы глубоко "символичны". Он пишет их не от "души", а от "разума", исходя из чистой абстракции, голых символов веры не имеющих к объективной реальности никакого отношения. Мартин Лютер служил символьным знаменем реформации, как чувствующая и достаточно упрямая личность. Кальвин был замкнутый на себе учёный, который брал верх силой своего характера и фантастической убеждённостью в каждом своём слове.

      Рассмотрение характеров таких людей, как Мартин Лютер и Жан Кальвин очень важно поскольку протестантство является самой распространённой религией в США. Это почти государственная религия. То, кем были эти люди, сыграло очень большую роль в процессе создания США и её текущего морально-психологического состояния.


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru