Виртуальная реальность Русской Литературы
Дебют Новейший Завет История Избранная Страна Пророки Присказка Альфа Зеи Форум


Символическое представление виртуальной реальности Матрицы
      MYST III - это вызов вашему интеллекту и опыту...
      Саавердро, переживший крушение своего мира и заточенный на затерянном острове по вине Сируса и Ахенара, сыновей Атруса, решает вернуть свою свободу и отомстить атрусу за всё. Он похищает бесценную книгу Релишан, главный труд Атруса, и исчезает в веренице Миров... Снова загадочные события, путешествия во времени и пространстве, интригующие головоломки...

      Краткое описание компьютерной игры MYST III Exile


Введение в теорию и функции Новейшего Завета

      Жанр "Фэнтэзи" может стать очень популярен из-за одного очень важного качества, которое делает книги, написанные в таком стиле международными. Действие в книгах жанра "Фэнтэзи" происходит в виртуальном пространстве, у которого нет ни времени, ни места и который совершенно не подчиняется законам обычного материального мира.

      Независимость таких книг от времени и места с одной стороны делает такие книги одинаково хорошо читаемыми во всех странах, поскольку не содержит никакой специфики реального мира, а с другой стороны позволяет полностью сосредоточиться на предметно, пространственно и временно независимых, а значит фактически "вечных понятиях".

      Сам факт существования и широкого распространения жанра "Фэнтэзи" говорит о том, что объективная реальность "вечных ценностей", которые не зависят ни от конкретной страны ни от конкретного времени может быть очень просто представлена.

      Книги стиля "Фэнтэзи" обычно настолько международные, что совершенно свободно могут быть переведены на любой иностранный язык практически без потери внутреннего "духовного наполнения". Очевидно, что при отсутствии частных, национальных особенностей языка, страны и культуры, тематика и сюжет таких книг может быть достаточно ограниченным. Это говорит о том, что глубина тематики книги приносится в жертву её коммерческой стоимости.

      Действительно, если книга поднимает "вечные проблемы" независимо от страны, то может быть проще продана в любой стране. Кому вообще может быть интересны проблемы какой-нибудь Африканской страны, но если молодой африканский писатель напишет очередную серию приключений Гарри Поттера, то такую книгу будут читать везде и даже не посмотрят на ту страну, в которой родился писатель. Псевдоним такого африканского писателя в американском стиле сделает его книгу вообще полностью независимой от родной страны и её проблем.

      Сам факт популярности жанра Фэнтэзи говорит о том, что "материя" в данном случае побеждает "сознание". Материя стремится к упрочению, упорядочению и "покою". Сознание, наоборот - к разнообразию и развитию. Если литература начинает подчиняться законам материального мира, то есть если её стоимость определяется не "вечными ценностями", а её продажной стоимостью, то, очевидно, это может привести только к упрощению и примитивизму. Это происходит так же, как умирает любое живое, что существует в мире. Таким образом, коммерческие издательства, которые отдают предпочтение книгам коммерческого рынка работают на материю в задаче по упрощению и фактически по уничтожению мира.

      Предпочтение у читателя книгам, которые уводят его от реальности может быть также связано с тем, что в связи с общим кризисом идеологии человеку просто совершенно не интересно смотреть на окружающий его мир и значительно проще уйти в сказки и фантастические приключения.

      Одним из самых известных произведений из серии "Фэнтэзи" на сегодняшний день является Библия. Евреи считают Ветхий Завет своей историей, а Новый Завет почитается Христианами, как святыня, но для большинства не представляет сомнения, что и то и другое - это только удобное представление истории при котором, получается, наиболее удобно передавать какие-то материально и предметно независимые нравственные истины. Если время и место книги не имеют большого значения, то ценности, которые описываются в такой книге могут быть названы объективными и поэтому существует возможность использовать такую книгу, как учебник нравственного закона.

      Действительно, с одной стороны сакральная история евреев - это часть "национальной гордости народа", а с другой стороны это носитель нравственной информации. Поскольку эта самая история в Ветхом завете является всего лишь удобным фоном для всего происходящего, то другие народы, для которых это не представляет национальной, сакральной истории могут воспринимать представленную нравственность совершенно независимо от времени и страны, в которой эти "вечные истины" представлены. Для евреев - это суперпозиция национальной гордости и нравственности, а для остальных только нравственности. Поскольку еврейский народ в данном случае используется, как удобный носитель, то по определению его можно назвать "избранным народом".

      События в Новом Завете, как показано многими историками, включая Руслана Хазарзара в книге "Сын Человеческий" не представляют никакой исторической реальности и поэтому опять происходит абстрагирование от реального, материального исторического мира. Наиболее наглядной демонстрацией использования виртуальной исторической реальности для передачи нравственных принципов являются народные сказки и в частности Русские Народные Сказки. Действительно наравне с такими историческими героями, как князь Владимир действуют такие мифологические персонажи, как Илья Муромец и Иван Царевич. Тем не менее, историческая реальность Киевской Руси представляется очень большим имиджем истории, который, несомненно, служит национальной гордости и самосознанию русских, но возможно имеет только отдаленное отношение к реальной истории.

      Если какая-либо литература описывает конкретные понятия и явления, которые присущи какому-то определенному государству, стране и его проблемам, то очевидно, что по прошествии какого-то определённого времени информация в таких книгах устаревает и забывается. Реально прожить века могут только такие книги, которые совершенно объективны, то есть фактически являются сказками и мифами, а значит все так называемые "святые писания" должны быть сказками и мифами.

      Таким образом, мы приходим к парадоксу. Для того чтобы описывать наиболее продвинутые нравственные ценности, которые могут считаться объективными необходимо уходить от реальности и тем самым ограничивать себя в выборе средств. Действительно фантастика и Фэнтэзи может нарисовать значительно больше разнообразных картин, то, используя при этом значительно более ограниченный набор красок.

      Ветхий Завет решает эту проблему таким образом, что события вообще-то происходят в совершенно реальном мире и реальными людьми и странами, но не совсем, поскольку реальность это всё-таки остаётся настолько же виртуальной, как и обычное Фэнтэзи. Историчность событий и Ветхого Завета и Нового Завета очень проблематичны, тем не менее, это совершенно не играет никакого значения, поскольку материальные, предметные события в таких книгах играют лишь второстепенную, вспомогательную роль для передачи нравственной информации.

      Очевидно, если сказка или миф начинает восприниматься буквально, то это не может привести ни к чему кроме страшной и непоправимой беды. Взяв из Ветхого Завета информацию о том, что еврейский бог обещал своему народу какой-то определённый участок земли и положив эту информацию как основу для законодательства жизнедеятельности конкретной и реальной страны, а также как основы для отношения к другим народам, которые исторически жили на этой земле получается вечная и принципиально неизлечимая война.

      Если Израиль считает, что он обладает военным и юридическим правом на инклюзивное владение землёй Палестины, то постоянный военный конфликт, а также смертников, убивающих израильтян им нужно рассматривать также как совершенно естественное явление. Самое главное - это то, что это самое военное и юридическое право им нужно только благодаря тому, что они считают, что существует "объективное право на землю", выданное им их богом.

      Каждый раз, когда какой-то человек или народ начинает играть в сказки, то это ни к чему кроме трагедии привести не может. Сказка и сознание - это одно, а материальный мир - это совсем другое. Для примера немедленно необходимо вспомнить историю с Коммунистической диктатуры в России и последствиями этого шага. Научная теория Ленина и Маркса, которая была применена на деле как система прогрессивного развития государства отбросила это государство далеко назад в экономическом развитие и явилось причиной многих преступлений перед человечеством и своим народом, совершённым слепыми последователями этого учения. Поскольку в данном случае страна решила "жить по теории", которая оказалась ложной и преступной, то это привело к трагедии.

      Но если задача состоит в том, чтобы описать Объективный Нравственный Закон пользуясь ограниченным набором красок виртуальной реальности невозможно, а если писать национальными, а значит богатыми и разнообразными красками, то объективности добиться сложно. Что же делать?

      По гипотезе проекта Старая Индийская Защита Новейший Завет или Объективный Нравственный Закон был написан в России и с использованием русской культуры, русских писателей и русской истории. Как же в таком случае может совмещаться объективность такого Завета и исключительная национальность русской литературы?

      Наиболее распространёнными рецензиями и оценками на произведения русских писателей были рецензии коммунистов. Они рассматривали Русскую Классическую Литературу неотрывно от "исторического процесса" и пытались найти в этой литературе всё, что угодно для демонстрации и подтверждения своих теорий. Ленин, например, называл Льва Толстого "Зеркалом русской революции". Сам факт того, что вся русская литература так хорошо поддерживалась материалистами, то есть мировоззрением, которое не имеет ничего общего с традиционным "православием" или "христианством", говорит о том, что она рассматривает некие объективные нравственные законы и закономерности, которые совершенно не зависят от какой-либо частной идеологии - будь то коммунизм или христианство.

      Эта литература "объясняется" и коммунистами на основании "исторического развития общества" и христианами для обоснования "новозаветных вечных истин". Существуют также многочисленные независимые рассмотрения, а на основании некоторых работ Льва Толстого даже создавались религиозные секты. Творчество Русских Писателей, которое по своему качеству и силе исполнения далеко превосходит и доморощенные идеи коммунистов, и давно устаревшие истины Ветхого и Нового Заветов ставится на второе место, то есть в услужение этим учениям. При этом каждое учение использует это творчество исключительно в своих, корыстных целях. Каждое учение видит русскую литературу так, как оно хочет его видеть и эти "видения" очень сильно зависят от характера той идеологической позиции, на которой стоит человек.

      Предположением проекта Старая Индийская Защита является то, что Русская Классическая Литература "первична", то есть сама по себе представляет очень продвинутое научное исследование нравственности, которое стоит далеко впереди по сравнению со всеми на сегодняшний день существующими теориями. Как же может осуществиться объективность, то есть независимость от России и её частных проблем или "общемировых исторических проблем", как это нравилось коммунистам если всё происходит в России и всё описанное связано только с Россией, даже не смотря на то, что некоторые книги писались за границей?

      Во-первых, предположим, что в этих книгах Россия представляет собой только декорации, на фоне которых происходят все действия и рассматриваются все нравственные проблемы. Именно так и происходило в Ветхом Завете, где нравственность рассматривается на фоне истории евреев. Во вторых задача является настолько ответственной, что фактически нужно заново переписать святые писания, которые почитаются объективными нравственными законами в течение тысячелетий, то, наверное, и сама история России может быть создана искусственно и по принципам, которые позволили бы самым оптимальным образом.

      Таким образом, в данном случае первичным и самоцелью является создание объективного нравственного закона, то есть чисто идеальная, идеологическая задача, а история России, её личные проблемы - это уже вторичное и вспомогательное. Россия, таким образом, оказывается не только "избранной страной", но и искусственно созданной страной с целью написания нравственного закона.

      При создании подходящих условий для написания такой литературы необходимо использовать принципы, которые оптимально облегчают поставленную задачу.

Язык.

      Русский язык был на протяжении веков языком народного общения и на этом языке не было никаких литературных произведений, а значит, не возникло ещё никаких литературных штампов. Он был совершенно чист, как новорожденный младенец, когда Пушкин и Лермонтов смогла поднять его на фантастическую высоту. До Пушкина и Лермонтова не было никаких предпосылок для такого взлёта русского языка и это подчёркивает факт, что русский язык - это специально созданный, то есть искусственный язык, который обладает достаточной силой и мощностью, для того, чтобы написать Новейший Завет.

      Внезапность его "опубликования" - это один из принципов свежести и отсутствия штампов и примесей, которые может внести в него материальное общество.

История

      Россия - это страна, которая была построена по принципам, описанным в отдельной главе. Жизнь в такой стране представляла собой что-то среднее между тюрьмой и военной академией и могла привести к самому оптимальному развитию "народного духа". Непосредственно перед написанием Новейшего Завета национальный дух народа был поднят победой в войне с Наполеоном. Можно предположить, что Наполеон так же представляет собой некое искусственное образование с целью повлиять на русский народ и стимулировать развитие "национальной гордости". Пушкину было 12 лет, когда Россия одержала победу над Наполеоном и это оказало очень большое влияние на пафос его творчества.

      Поскольку основное действие Новейшего Завета происходит в Петербурге, то можно предположить, что его великолепие и богатство созданное всеми царями и царицами, включая конечно Екатерину II создавалось только для того, чтобы осуществить вполне конкретную задачу, которая при этом не имела никакого прямого отношения ни к России, ни к русским при этом использовала эту страну и этот народ для осуществления этой цели. На протяжении веков все пытались понять в чём заключается такая загадочность и русского народа и России. Но при этом получается, что основная "Русская Идея" как раз и заключалась в Русской Классической Литературе, как нового Объективного Нравственного Закона.

      Таким образом, любое описание Русской Литературы, включающее её связь с реальной историей России, как это описано в учебниках является несостоятельным, поскольку никакого отношения к реальной истории России эта литература не имеет. Далее, поскольку эта литература описывает объективный нравственный закон, то рассмотрение её на основании какого угодно другого нравственного закона также не может быть состоятельным. В таком случае Нравственный Закон, который рассматривается в Русской Литературе представляет собой аналог BIOS в компьютере. Если на компьютере меняется BIOS, то, очевидно, это может привести к очень серьёзном изменение в работоспособности всех остальных программ, которые существуют на компьютере, а многие программы если не все возможно придётся переписывать заново. Действительно, если это значительно более продвинутый BIOS, который построен на значительно более продвинутых принципах, то сам факт, того что все остальные программы могут иметь серьёзные проблемы вполне допустим и оправдан.

      Особенности социального устройства России

      Для создания большинства произведений, которые бы очень детально рассматривали принципиальные нравственные вопросы, необходимо наличие класса людей, которые бы не были вовлечены ни в какой производственный процесс, то есть были бы совершенно свободны в духовном плане. Такая прослойка существовала в России благодаря крепостному праву и наличию класса "хозяев", которые могли просто получать доход от своих владений и посвящать всё своё время духовным исканиям.

      Очевидно, что если человек совершенно не стеснён в материальном плане, то он будет в основном думать о возвышенных, духовных вопросах и поэтому он идеальный кандидат на роль в классическом произведении. Для сравнения, при капитализме, когда также существуют работники и хозяева, хозяева тем не менее, часто работают не меньше своих работников для преумножения своего капитала.

      Хозяева в России больше всего предпочитали псовую охоту и любовные интриги, а также размышления о смысле жизни. Например, Лев Толстой, который является одним из самых главных писателей Русской Классической Литературы был свободным графом и писал свои книги не для денег, а просто потому, что не писать он не мог. Само творчество для него было его призванием, целью его жизни.

      Также, как и Коммунистическая диктатура, общественное устройство в России до революции 1917 года было совершенно нестабильной ситуацией и ничем, кроме революции закончится не могло. Аналогично, конец Коммунистической диктатуры был фактически предречён. Это ещё раз показывает, что вся история России может быть названа "сакральной историей" по определению, то есть вся эта история виртуальна, создана и поддерживалась совершенно искусственно для вполне конкретных целей, которые поставлены перед избранной страной и избранным народом.

      Интересно, что жизнь, которая рассмотрена в Русской Классической Литературе и которая относится к классу людей, которым не очень нужно работать может быть картиной не прошлого, а наоборот того самого будующего, когда человечество настолько продвинется в техническом отношении, что все его жители смогут посвящать всё своё время "духовной жизни" и не сильно быть скованными необходимостью работать на чужих людей с единственной целью - заработать себе на жизнь. Если цель жизни - это развитие души, то очевидно "работа" в общем случае является помехой на пути такого развития и при возможности эта помеха наверняка будет когда-нибудь устранена. То есть устранена не работа, как факт, а только "необходимость работать". Человек будет работать только по желанию, в качестве хобби или "любимого занятия".

      Специальные особенности писателей

      Писатель, который описывает мир Фэнтэзи создаёт образ мира в своём сознании, а после переносит его на бумагу. Если при этом писателем является Солярис, то есть идеальный объект - то он может также из своего сознания создать нужный ему мир в материальном измерении и только после этого приступать к задаче создания нравственного закона. Таким образом, мир простого писателя - это отображение идеального объекта, созданного в его мозгу в материальной форме на бумаге, а Россия может быть отображением идеального объекта Соляриса при отображении его в конкретном материальном исполнении.

      Следующий шаг - это предположение, что каждый из русских писателей - это также некое изделие, созданное по определённым принципам и удовлетворяющее единственной цели - написания таких произведений и в таком стиле и духе, как это требуется. Факты из личной жизни, а также обстоятельства написания произведений могут быть также рассмотрены, как отображение идеального объекта Соляриса в материальном исполнении и также служить только своей конкретной цели. В таком случае нельзя говорить, что писать написал какое-то произведение потому, что "любил какую-то женщину", "встретил кого-то", "с ним случилось то-то и то-то", а, наоборот, с ним произошла какая-то история для того чтобы ему было проще написать какую-нибудь книгу.

      Не жизнь писателя является первичной по отношению к его книге, а наоборот, его книга является первичной по отношению к его жизни, которая в данном случае также представляет собой виртуальную реальность.


© Амерзон Тимирзяев "Старая Индийская Защита"       Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru